Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

­ публикация в журнале «Разноцвет» (#2, 2010 год)
озвучен проектом «Тёмные аллеи» (2010 год)

Белый волк из пресcованного пластика

– Огонь на свалке теплится все время. Мусор никто не поджигает специально, напротив, когда мусорщики замечают клубы дыма, его даже стараются притушить. Но тщетно. Огонь, переждав очередную облаву в многотонных недрах мусорных куч, будто хищник, добравшийся до жертвы, набрасывается на все, что может гореть. Огонь разумен!
– Врешь ты все! – Илья недоверчиво мотнул головой. – Огонь – это просто… – охотник на секунду замялся, стараясь подобрать нужное слово. – Огонь – это просто огонь.
– В нем живут духи пламени, – прошептал Марк.
Илья положил левую руку на сгиб полусогнутой правой, красноречивым жестом выражая все, что он думает о рассказчике. Илья был самым молодым в стае, этой весной ему исполнилось двенадцать, именно тогда он стал полноправным охотником. Все старшие товарищи регулярно пытались кормить Илью разными байками. Не получалось. Илья был недоверчив, вечно взъерошен, а в его голосе иногда проскальзывало что-то пугающее. Вот и сейчас он бросил на Марка свой обычный взгляд и сказал:
– Твой треп тебя однажды доведет до могилы.
Как отрезал.
Свалка начиналась сразу за лесом. Стая оборудовала лежбище минутах в десяти от опушки; соваться на свалку средь бела дня слишком опасно. Там и мусорщики с автоматами патрулируют, и стаи другие бродят, да и нечисть всякая, коей в последние годы развелось свыше всякого разумения, пошаливает. В стае было семь пацанов. Антон – вожак, ему осенью уже исполнилось двадцать. Марк – нюхач и порядочное трепло. Клык и Дейв – братья. Не родные – поклявшиеся на крови. Илья видел, как они ножом надрезали запястья, чтобы смешать кровь в чаше и выпить ее. Алука – целительница. Илья ее не выносил, когда рядом появлялась ее рыжеватая челка, охотник уходил в лес. Язык у Алуки был остр до крайности, многие пацаны об него уже резались. Последним человеком в стае был шаман – Фри. Ему было далеко за двадцать, точного возраста шамана не знал никто. Он умел находить общий язык с духами леса, духами долины, духами свалки. В стае его уважали и немного побаивались. Не каждая из стай имела своего шамана, одно присутствие Фри в группе давало шанс пройти там, где при любом другом раскладе легли бы все.
– Кто сегодня идет охотиться? – Антон подполз к схрону дозорных и поочередно обвел взглядом Илью и Марка.
– Я? – спросил Илья.
– Вы вдвоем, – ответил Антон. – Клык с Дейвом ходили вчера.
Клык с Дейвом ходили на охоту ежедневно с тех самых пор, когда стая потеряла Каплана. Все уже привыкли, что охота их обязанность, и вот на тебе...
– На свалку не лезть, в овраг не спускаться, охотиться в лесу и тихо, – торопливо давал инструкции Антон. – Еды должно хватить на два дня, которые мы будем торчать на лежбище. На всех.
– Мы же уже пришли. Вот она свалка! – воскликнул Илья. Умение ждать – неотъемлемое качество каждого охотника, но приходит оно с годами.
– Не к добру все это, ох не к добру, – проворчал Марк.
Антон подозрительно уставился на нюхача, но ничего не сказал.
– Не веришь, – резюмировал Марк.
– Поспешайте, – коротко сказал Антон.
Марк неуловимым движением скользнул в кусты и растворился среди деревьев. Илья последовал за товарищем. Илье не удавалось двигаться столь бесшумно, как Марку, однако навыку не теряться в лесу молодняк в стае натаскивали с особым упорством, поэтому охотник сейчас уверенно шел по следу товарища. Только в получасе быстрого бега от лежбища Марк позволил себе остановиться. Когда Илья вынырнул на очередную поляну, Марк сидел под деревом и прерывисто дышал. Старость. Марку уже было почти восемнадцать. Илья опустился на землю рядом с Марком. Молодой охотник даже не запыхался.
– Ну что, охотимся?
– Не так быстро, – сказал Марк. – Кровью впереди пахнет.
– Кровью? – Илья недоверчиво встряхнул головой. – Значит, там есть мясо. Пошли, заберем.
– Сами мясом станем. Крови слишком много. Это не охота, это мясорубка.
Илья прекрасно понимал значение слова "мясорубка". Каждая стая рано или поздно попадала в нее. Мясорубкой могли быть мусорщики с автоматами, собаки или же другая, более крупная стая. Выживших, как правило, не оставалось. Впрочем, некоторым счастливчикам удавалось уйти от загонщиков, и тогда создателей мясорубки травили всем лесом.
– Идем обратно? – спросил Илья.
– Погоди, не рыпайся. Я думаю.
Илья тихо хмыкнул.
– В чем дело? – не оборачиваясь, спросил Марк.
– Чтобы думать, голова нужна, а не нос, – Илья, кажется, был доволен своей смекалкой.
– А ты иди прямо по тропе, посмотрим, как тебе голова поможет. А это еще лес. Хочешь выжить на свалке – учись думать носом.
– Я не нюхач. Я охотник, – сказал Илья, насупившись.
– А ты подумай, почему на свалке охотников нет, хотя всякого сброда там вполне достаточно.
Повисла пауза.
– Не выживают? – спросил Илья через пару минут.
– Не выживают, – согласился Марк.
– Что будем делать?
– Идти в обход смысла нет, – вздохнул Марк. – Туда мы еще пройдем, а обратно на себе мясо тащить. Накроют нас. Как пить дать накроют.
– А если срезать? – Илья посмотрел на Марка кристальными глазами воина.
– Срезать? – во взгляде Марка блеснуло понимание. – Через свалку?
– Через свалку, – согласился Илья. – Пройдем по самому краю, ты же нюхач, что не так – почувствуешь.
– Опасно, – коротко сказал Марк.
– Но осуществимо. На пару мы отобьемся от кого угодно.
Марк задумчиво кивнул, посмотрел на небо, словно что-то прикидывая.
– Ну? – спросил Илья.
– Есть шанс. Маленький такой, но шанс. Наш шанс.
– Нет такого леса, сквозь который не прошла бы стая.
Марк фыркнул, распознав в голосе Ильи скрытый вызов.
– Свалка – это не лес. Мы не стая, а малый дозор. Но в целом все верно.
– Срезаем? – обрадовался Илья.
– Помни – на свалке все может обернуться смертью. Бойся каждого предмета, который ты увидишь внутри зоны безопасности. Но пуще всего бойся людей, которых можешь там повстречать. Первое и единственное правило: на свалке можно верить только самому себе.
– Бла-бла-бла, – ответил Илья. – Мне не пять лет, как-нибудь разберусь. Лучше скажи, что такое свалка. Откуда она взялась?
Нюхач долго смотрел на Илью, потом ответил:
– Фри однажды сказал, что миры могут отбрасывать тени. Он считает, что свалка – это тень города, находящегося в одном из соседних миров.
– А что такое город?
– Не знаю. Думаю, шаман в тот день выкурил слишком много травы прозрения.
Снаружи свалка была оцеплена тремя рядами колючки. По проволоке шел ток, вокруг были напиханы датчики движения и даже выпрыгивающие мины. Одну из них Илья чуть не зацепил, остановив ногу в последний миг. Марк был хорошим нюхачом, проход он нашел почти сразу. Узкая тропа, протоптанная то ли четвероногим, то ли двуногим зверьем провела охотников через опасную зону.
Илья впервые видел свалку, находясь внутри зоны безопасности. Здесь было обыденно и одновременно страшно. Под ногами валялись странные предметы, каждый из которых мог оказаться и едой, и оружием, и еще бог весть чем. Свалка привлекала людей, в то же время ее боялись. И не только из-за мусорщиков и вероятных конкурентов. Свалка была опасна сама по себе.
– Потом наглядишься, давай шуруй за мной, – шепотом приказал Марк.
– Нет.
– Что? – нюхач обернулся к Илье.
– Опасно, – коротко пояснил молодой охотник.
– Где опасно?
– Везде опасно. Но там, куда ты сейчас направился – смерть.
Марк по широкой дуге обошел ложбинку, в которую собирался спуститься.
– Как узнал? Почуял?
– Крысы, – коротко ответил Илья. – Внизу не было крыс. Вокруг их много, а внизу не было совсем.
– Спасибо, – кивнул нюхач.– За мной должок.
– Мясом отдашь, – не стал отказываться охотник. – Если выберемся.
Тропы петляли по свалке на первый взгляд бессистемно, но охотники быстро продвигались в нужную сторону. Пару раз появлялись мусорщики с автоматами. Илья и Марк пересидели облавы, зарывшись в кучу мусора. Именно в один из таких моментов на глаза Илье попалась статуэтка. Белый пластиковый волк стоял на согнутых лапах, готовый в любой момент прыгнуть. Илья протянул руку и зажал статуэтку в кулаке.
– Оставь, – Марк остановился и дико посмотрел на Илью. – Она плохо пахнет.
– Это будет тотем стаи. Мы похожи на волков, Марк. Очень похожи.
Марк посмотрел на Илью долгим изучающим взглядом, потом махнул рукой.
– Ладно, пошли... Деятель!
Илья опустил статуэтку в карман. Со стороны леса раздался мощный вой.
– Волки, – сказал Илья. – Берем ноги в руки. Там не меньше десяти голов.
Илья пригнулся и со всех ног рванул в глубь свалки. Марк бежал вслед ним, Илья слышал прерывистое дыхание товарища.
– Может, они не пройдут на свалку? Там же колючка, – бросил Илья через плечо после двадцати минут непрерывного бега.
– Мы прошли, и они пройдут. У волков нюх почище моего будет, – ответил Марк. – Ты, давай, беги, не сбивай дыхалку.
В подтверждение слов Марка вой повторился гораздо ближе. Волки были на свалке.
– Поздно, – Илья тяжело вздохнул. – Схрон искать надо.
– От волков схорониться желаешь? Жить надоело.
– Хороший схрон нужен. Стальной или пластиковый.
– На мусорщиков намекаешь? – в голосе Марка слышалось удивление. – Верно, они волков из калашей положат в два счета. И нас заодно.
Желание Ильи воплотилось в виде металлической будки мусорщиков с пластиковыми окнами. Термостойкий пластик держал пулю, в такой будке вполне можно было бы отсидеться.
Мусорщика пацаны заметили слишком поздно. Он стоял в тени будки с калашом в руках. Ствол автомата смотрел в сторону беглецов.
– Медленно выходим, руки держать на виду.
Мусорщику было лет пятнадцать, у него были непропорционально широкие плечи и короткая, под ноль, прическа. Одет он был в серую куртку и такого же цвета брюки. Хорошая одежда для свалки. По лесу ходил слух, что одежду мусорщикам заговаривают шаманы. Заговоренная одежда держит пулю, позволяет владельцу оставаться незамеченным, даже находясь в нескольких шагах от жертвы, согревает чище прелых листьев.
Илья вышел вперед, держа руки над головой. Марк последовал за ним.
– Что делаем в запретной зоне? – на лице мусорщика появилась кривая улыбка упивающегося властью человека.
– Волки. Целая стая. Идут за нами, – сказал Марк. – Мы думали, на свалке оторвемся.
Слова нюхача подтвердил волчий вой. Совсем близко.
– Стая, говоришь? – мусорщик бешено закрутил головой. – Давайте, пацаны, ноги в руки и вперед. Чтобы через минуту духу вашего здесь не было.
Не хочет с волками связываться, понял Илья. Мы их привели, мы их и уведем. И ведь ничего не скажешь – у него в руках калаш, значит он прав.
Волки оказались ближе, чем думали Илья с Марком, и гораздо ближе, чем предполагал мусорщик. Первый волк вынырнул из какой-то ямки и, прижав уши к затылку, прыгнул. Зачатки разума, позволяющие оценивать степень опасности, есть у всех жителей леса. Поэтому волк прыгнул на мусорщика. Калаш негромко тявкнул, и волк упал с отверстием в голове, в которое Илья мог бы просунуть два пальца. Но следующие два волка уже вылетали из ложбинки. Один из них получил прикладом по морде и отлетел в сторону, второй вцепился в плечо мусорщика. Калаш тявкнул еще два раза, и стая стала меньше на две головы. А потом волки посыпались один за другим. Илья и Марк стояли на месте и как очумелые смотрели на битву. Пятый или шестой волк добрался-таки до горла, и калаш выпал из рук на кучу мусора. Волки разом повернулись в сторону пацанов.
Илья машинально опустил руку в карман, в поисках оружия, пальцы его нащупали белую фигуру. Он вытянул руку, показывая статуэтку волкам.
– Мы одной крови, идите прочь, братья!
Волки как по команде развернулись и затрусили в сторону леса. Илья облегченно вздохнул:
– Получилось! У меня это получилось!
Марк подошел к трупу мусорщика, подобрал калаш, проверил патроны, потом выстрелил в Илью. На груди пацана появилось красное пятно.
– Первое правило свалки: верить можно только самому себе, – сказал Марк, улыбаясь. – Этот волк слишком много стоит, чтобы я позволил остаться ему у тебя. Извини, товарищ.
Илья кулем осел на кучу мусора. В груди пылало пламя, статуэтка обжигала ладонь холодом. Марк подошел поближе и сделал контрольный выстрел в голову. Потом попытался разжать ладонь Ильи.
Нюхач не понял, в какой момент лежащий на мусоре труп спутника превратился в белого волка. Он только ощутил мохнатую лапу у себя на запястье и острые зубы, вцепившиеся в горло.
Обратная трансформация далась Илье легче. Он снова был пацаном, только небольшой шрам в области сердца и второй – на лбу напоминали ему, что он минуту назад чуть не умер. Илья нагнулся к мертвому Марку, забрал у него калаш, потом обшарил карманы.
– Тень другого мира, говоришь? – спросил он у трупа. И сам же ответил: – Хорошо.
Стаю Илья нашел на лежбище. Клык и Дейв стояли в дозоре, увидев Илью, они приподнялись его приветствовать. Илья хладнокровно выпустил в них две пули. Не промахнулся. Антон выскочил на звук выстрелов, получил очередь в живот и упал на траву. Алука попыталась ускользнуть, но Илья перекинулся в волка и разорвал ей горло. Оставался Фри.
Что шаман найдет способ прикончить оборотня в волчьей ипостаси, Илья не сомневался. Но Фри нужен был охотнику живым. Поэтому Илья перекинулся в человека, взял в руки калаш и пустился по следу убегающего шамана. Догнал.
– Что тебе надо, человек-волк? – спросил Фри, тяжело дыша.
В руке шамана был зажат серебряный метательный нож. Илья благоразумно сохранял дистанцию.
– Ты сказал Марку, что миры отбрасывают тени. Говорил такое?
– Говорил.
– Что свалка – тень города?
– Говорил.
– Расскажи мне, что такое город.
– Свалка. Почти.
Илья приподнял калаш.
– Рассказывай об отличиях.
– В городе много непуганого мяса. Чуть больше мусора. Еще там есть дома и улицы. И много мусорщиков, у каждого из которых вот такая штука, – Фри кивнул на калаш.
– Я хочу попасть в город, – Илья пристально смотрел на Фри.
– И правильно. Таким как ты нечего делать в нашем мире, человек-волк.
– Ты можешь меня туда отвести?
– Я могу открыть проход.
– Валяй.
Шаман что-то начертил на земле, и перед Ильей возник светящийся овал.
– Сделай шаг сквозь него, и ты окажешься в городе, который называется Москва, человек-волк.
Илья левой рукой стиснул в кармане статуэтку волка, правой крепко прижал калаш и шагнул вперед. "Пуще всего бойся людей, которых можешь там повстречать. Первое и единственное правило: на свалке можно верить только самому себе", – повторил оборотень слова своего единственного товарища.
А как же иначе?

  © Дэн Шорин 2005–2017