Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

публикация в газете «Просто фантастика» (#1, 2006 год)
публикация в журнале «In Victory» (2007 год)
публикация в авторском сборнике «Большой Космос» (2012 год)

Пилигрим

– А расскажите какую-нибудь историю! – просят меня дети.
Обвожу взглядом требовательно ожидающие лица мальчишек и девчонок.
– Хорошо, слушайте. Это случилось, когда я ещё служил в космофлоте...

Сплошная стена дождя отделяла меня от входа в каньон. И ещё много дней пути от единственного на Миносе космопорта. Надо сказать, что этот дождь скорее радовал меня, чем огорчал, давая возможность пополнить мои скудные запасы пресной воды. Каньон разрезал горную цепь пополам, образуя единственный удобный проход сквозь гряду. Судя по всему, именно горы были причиной сегодняшнего дождя, не пропуская влажный субтропический циклон к своим западным склонам. Я аккуратно закрепил верёвку и спустился на дно каньона. Дождь шел и тут, но по мере того, как я удалялся в глубь гряды, он заметно ослабевал, подтверждая мою догадку.
Через час я заметил дымок. Костёр горел у входа в небольшую пещеру, коих здесь наблюдалось великое множество. У костра я увидел человеческую фигуру, облачённую в плотную монашескую рясу.
– Мир вам! – поприветствовал я немолодого пилигрима, подойдя поближе.
– Мир и тебе, странник, – невозмутимо ответил тот. – Не откажешься разделить со мной трапезу? К сожалению, я не могу тебе предложить ничего лучшего, чем стандартные кубики пищевого концентрата. Но как сказал апостол, что имею, то даю.
– С превеликим удовольствием... – я сделал паузу, сообразив, что не знаю имени собеседника.
– Брат Афанасий, – любезно подсказал тот.
– С превеликим удовольствием, брат Афанасий.
Я взял из рук пилигрима пищевой концентрат и тот час же отправил его к себе в рот.
– Как зовут тебя, странник? – спросил брат Афанасий, когда я расправился с третьим по счёту кубиком.
– Александр Синицын, третий пилот транспортника "Аякс". Наш корабль при выходе из гипера напоролся на кусок астероида. Аварийная капсула дотянула до Миноса, и я вот уже четвёртый месяц иду к космопорту.
– А пищевые припасы?
– Как обычно для капсул, аварийный комплект на месяц. Мне его удалось растянуть на полтора. А дальше я существовал на подножном корму. Хорошо хоть, что у Земли и Миноса сходная биохимия.
Я торопливо проглотил ещё один кубик и спросил у брата Афанасия:
– А что вы делаете здесь, вдали от космопорта?
– Ищу ответа на некоторые богословские вопросы.
– И как, успешно? Я то думал, что за время существования христианства все ответы уже давно кем-то найдены...
Брат Афанасий укоризненно покачал головой.
– Ответ, найденный кем-нибудь другим не в счёт. Он не сможет никак повлиять на твою жизнь, пока ты не придешь к нему сам. Поэтому я и здесь...
– Но ведь невозможно одному человеку получить ответ на все вопросы бытия!
– Правильно сформулированный вопрос – уже половина ответа. Когда-нибудь ты это поймёшь, Александр.
– Может быть...
Лично я сомневался в том, что какой-то абстрактный вопрос может коренным образом повлиять на мою жизнь. Я всегда придерживался конкретики.
– Брат Афанасий, – спросил через минуту я, – а как далеко отсюда до космопорта?
– Тридцать шесть дней пути.
– А до ближайшего поселения?
– Тридцать два дня. По ту сторону каньона начинается пустыня на двадцать восемь дней пути. Потом будет степь с мелким перелеском. И только затем космопорт...
Я тяжело вздохнул.
– Я предлагаю тебе присоединиться ко мне, – предложил пилигрим, увидев моё сокрушение.
– Нет, брат Афанасий, – уверенно заявил я. – Твой путь – искать ответы на вопросы бытия, мне же надо идти в космопорт. Я хочу вернуться на Землю.
– Как знаешь... Каждый сам выбирает свою дорогу. Только что-нибудь изменить потом бывает слишком поздно...
Мы простились с монахом на дружеской ноте. На следующий день, когда нагруженный пищевыми кубиками, щедро подаренными мне братом Афанасием, я шёл по каньону, надо мной пролетел стратосферный флаер монаха...

Бросаю мимолётный взгляд на детей и продолжаю:
– Вот тогда я и понял, как важно уметь задавать правильные вопросы. Действительно, брат Афанасий предлагал мне присоединится к нему. Однако мои мысли, как мне казалось, были заняты более насущными проблемами... Я сделал свой выбор, чтобы потом целый месяц расплачиваться за него...
Дети притихли. По опыту знаю, сейчас они формулируют для себя тот самый важный вопрос, ответ на который мог бы кардинально изменить их жизни. Сидящий на самом краю юркий мальчишка поднимает на меня свои карие глазёнки и спрашивает:
– Отец Александр, а существует ли Бог?
Поправляю рясу и устраиваюсь поудобнее. Сегодня нам предстоит серьёзный разговор.

  © Дэн Шорин 2005–2017