Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

публикация в журнале «Очевидное и Невероятное» (2010 год)

Отведи меня в лучший из миров

– Ты мутант.
Эльф уронил голову на грудь и, не дожидаясь ответа, громко захрапел. От него несло чем-то столь ядрёным, что запах перегара просто терялся. Я преодолел врождённую брезгливость и взял эльфа за шиворот, намереваясь хорошенько встряхнуть. Тяжёлая рука вышибалы тут же легла на моё плечо.
– Оставь его в покое.
Я повернул голову и упёрся взглядом в квадратную челюсть верзилы.
– Он назвал меня мутантом.
– Тебе повезло приятель. Обычно тем, кто пытается с ним заговорить, он плюёт в рожу.
– И до сих пор жив?
– Как видишь, да. Иметь в баре настоящего эльфа престижно.
– Он назвал меня мутантом, – медленно повторил я и сжал кулаки.
– Эй, полегче парень. Он эльф.
– Он вонючий алкоголик, которого мутанты из вашего бара поят тухлым виски, – не преминул сообщить вышибале я.
– Тебе налить?
– Я пью Кентавр, – сообщил я. – Олег.
Вышибала свистнул, и мальчик-разносчик тут же принёс пузатую бутылку. Мы уселись за соседний стол. Я скинул сумку на пустой стул и вытянул ноги.
– Илья. За знакомство!
Я придирчиво понюхал налитую вышибалой жидкость. Коньяк был настоящий.
– За знакомство. Предпочёл бы сидеть сейчас дома.
– Тебе не нравится моё общество? – спросил вышибала.
– Мне не нравится вонь.
– Вонь? – Илья принюхался.
– Вонь, – повторил я. – Воняет эльфами.
– Ты не похож на ребят, которые ходят по центральным улицам с плакатами "Эльфы, убирайтесь в свой лес".
– Они идиоты, – доверительно сообщил я.
– А ты?
– А я бизнесмен.
Игорь снова разлил коньяк и достал из кармана массивный портсигар.
– Куришь?
– Нет.
– Это не табак. Мандрагора.
– Тем более. Занимаясь бизнесом, полезно иметь светлую голову.
– В чём заключается твой бизнес?
Я внимательно посмотрел на Илью:
– Ты дурак или дятел?
Илья медленно закурил.
– Не доверяешь? Правильно делаешь. В наше время доверять стоит только себе. И то не до конца.
Я молча отхлебнул коньяка.
– Думаю, твой бизнес действительно важен, раз ты решил оставить городской комфорт и приперся в такую глушь в поисках одного из последних эльфов?
– Да.
– Сейчас ты допьёшь коньяк и можешь возвращаться домой.
– Нет.
– Эльф заговорил с тобой. Это принесёт удачу в бизнесе.
– И что я скажу партнёрам? Что эта куча дерьма назвала меня мутантом?
– Олег, успокойся. Эльф заговорил. Сам. И не важно, что он при этом сказал, твоё желание будет исполнено.
– Я не страдаю суевериями.
– Зачем же ты тогда пришёл?
– Чтобы говорить с эльфом.
Повисла пауза. Илья курил и задумчиво смотрел в потолок.
– Я чего-то не понимаю.
– Никто не в силах понять суть происходящего в мирах, – глубокомысленно заметил я. – Ты сам-то давно здесь?
– Пять лет, – уныло сказал Илья.
– Зачем? – я отхлебнул коньяк, пытаясь прочувствовать свойственную благородному напитку горчинку.
– Ты дурак или дятел? – лаконично спросил Илья.
Я промолчал. На стол ловко вскарабкался маленький чёрный паук. Подождав, пока он добежит до середины стола, Илья ткнул ножом, и хищник обмяк, поджав под себя все восемь ног.
– Подох, – печально сказал Илья. – Ты пришёл пытаться убить эльфа?
– Нет, – искренне ответил я.
– Тогда почему?
– Я пришёл говорить с ним.
– Говорить?
– Да, я должен говорить, а эльф – слушать. Только вот эта куча дерьма слушать меня не хочет.
Илья разочарованно крякнул и бросил сигару под стол. Решил, что я умеренный эльфоненавистник и припёрся сюда уговаривать эльфа убраться в гребаный лес. Разубеждать Илью я не счёл необходимым.
Вдруг запахло ландышем. По потолку, радостно подмигивая, змейкой проползла радуга. В забегаловке наступила тишина. Посетители оторвались от ужина, пытаясь выяснить источник происходящего. Я вытащил из кармана грязное блюдце и зелёную антоновку.
– Со своей закуской нельзя, – хмуро сообщил Илья.
– Это не закуска! – буркнул я и раскрутил яблоко по часовой стрелке.
Изображения не появилось, только голос. Голос шефа, усталый и сердитый.
– Олег, где ты там штаны просиживаешь?
– Возле эльфа, – со всем почтением ответил я.
– И? – шеф интонацией убедительно выразил нетерпение.
– Он спит.
– Так разбуди его.
– Он пьян.
– Облей холодной водой. Тебя учить общению с алкашами?
– Будет сделано, – коротко ответил я.
– Не забывай, осталось всего три часа.
Под потолком прошёл лёгкий сквозняк. Это шеф разорвал связь.
– Партнёры? – робея, спросил Илья. – А как ты с ними говорил?
Про продвинутые средства связи в этой глухомани ещё не слышали.
– Это было начальство.
– Я думал, ты бизнесмен.
– Начальство в наше время есть у всех. Бизнесмены не исключение.
Краска медленно начала сползать с лица Ильи. Я проследил за его взглядом. Живой паук сидел посреди стола и нерешительно перебирал лапками.
– Это что? – сглотнув, спросил Илья.
Но мне было не до того. Я услышал свист.
Бесконечность – фиговая штука. Она постоянно напоминает об ущербности нашего разума. Если мы не можем сосчитать даже простые числа, то какие могут быть претензии на понимание устройства вселенной? Количество миров в ойкумене стремится к бесконечности; временами я подозреваю, что точного их числа не знает никто. Но все они – разные. В одном сильнее солнечная радиация, в другом – атмосферное давление, в третьем, вообще, число пи равняется четырём. И если сумасшедших миров с гуляющими константами всё-таки достаточно мало, то атмосфера везде своя. А теперь представьте, что какой-то придурок решился соединить порталом два мира с разным давлением. Что вы услышите в первые секунды коннекта? Правильно, свист.
Я быстро оглянулся. Портал нарисовался около глухой стены, прямо за стойкой. Ровно очерченный круг двенадцати дюймов в диаметре, он был слишком мал для перемещения разумного существа. Как-то сразу стало ясно – по нам будут стрелять. Пинком свалив на пол Илью, я поднял тяжеленный дубовый стол и бросил его в сторону стойки. Запахло пущей. И эльфами. Противный, надо сказать, запах.
Эльфы реально мало на что способны. Не спорьте, байки про окроплённые стрелы, от которых, якобы, не защитит ни один доспех, я слышал. И даже сам их когда-то придумывал. Но сейчас я впервые увидел, как стрела, навылет пробив трёхдюймовую дубовую столешницу, с отчетливым хлопком вонзилась в пол. И мне стало страшно.
А ещё у эльфов чудовищное самомнение. Гипертрофированное. Один эльф мне как-то заявил, что их раса не может ошибаться по определению. Что в них сосредоточена мудрость веков. Что-то в этом духе. А потом мы играли в карты, и он ушёл под утро без гроша в кармане. Но точки зрения так и не поменял.
Я медленно разогнул спину, уповая, что эльфийское самомнение не позволит им выстрелить во второй раз. И угадал. Портал с хлопком закрылся, давая мне оглядеться. Вокруг царил кавардак. Посетители трактира выскочили на улицу, не желая связываться с мистикой. Илья сидел на полу и тихо фигел. Бармен прятался за стойкой. Мальчишек-официантов видно не было, по всей вероятности они смешались с толпой. Только эльф безмятежно дрых в алкогольном угаре. Безмятежно ли? Я внимательно прислушался к его дыханию. Так и есть, симулирует.
Я подобрал с пола несколько кубиков льда, и засунул их эльфу за шиворот. Он поднял башку и выругался.
– Смотри сюда, – я медленно подошел к впившейся в половицу стреле. – Видишь вот это?
– Тебя хотели убить, – зло улыбнулся эльф.
– Смотри внимательнее, – приказал я. – Под каким углом она торчит? А теперь представь, куда стрела должна была попасть, если бы я не бросил стол? Ну и кого здесь хотели убить?
В глазах эльфа появилась тоска.
– Олег, ты заблуждаешься, – Илья поднялся с пола и подошёл к нам. – Эльфы бессмертны. Их нельзя убить.
– Тогда бы они заполнили все миры, – возразил я.
– Они умирают, когда с вестью о смерти к ним приходит ангел. Но это другое.
– Слышишь, эльф, радуйся! Тебя хотели не убить, а просто покалечить, – громко сказал я. – Чтобы ты всю оставшуюся вечность провёл в инвалидной коляске.
– Заткнись, мутант, – безразлично произнёс эльф.
– И после всего этого вместо благодарности за спасение я слышу "заткнись, мутант", – пафосно воскликнул я. – Придётся этого эльфа поучить хорошим манерам. Эй, эльф, у тебя печень здоровая?
– Не жалуюсь.
– Сейчас ещё больше будет.
– Что тебе надо? – даже многолетний алкоголизм не смог отбить эльфийское надмение. – Хотел говорить – говори.
– Мне нужен проводник, – сказал я.
– Заблудился? Не помнишь, в какой стороне Город? А ты по дороге иди, вот и выйдешь до места.
– Мне не в Город.
– А куда? Где ещё мутантам рады? Не говори, мне без разницы. Вернёшься в Город, наймёшь коптер и дуй в любую точку этого долбаного мира.
– Мне надо в другой мир.
Эльф вопросительно уставился на меня.
– А я что, доктор?
– Полагаю, что да, – холодно улыбнулся я. – Во всяком случае, эту проблему ты решить можешь.
Эльф засунул палец в нос и сосредоточенно стал ковырять там. Мозги его едва не скрипели.
– Куда?
Я глубоко вдохнул.
– Отведи меня в самый лучший из миров.
– Не могу.
– Врёшь, можешь.
Эльф высморкался в рукав и торопливо сказал:
– Не обсуждается.
– Тогда открой проход.
– Раз такой умный, мог бы открыть и сам. Только знай – в Пуще тебе не будут рады.
– Думаешь? – я с трудом подавил улыбку.
– Знаю. Тебя убьют. Медленно, наслаждаясь процессом.
– Это не твоя проблема. Понял?
– Не дурак.
– Тогда действуй.
Я думал, эльф будет плакаться, мол, оборудования нет, времени мало и большие дела так просто не делают. Однако эльф подошёл к этой процедуре по-деловому. Извлёк из кармана мелок, провёл на стене большую неровную окружность, что-то прошептал, плюнул в центр, и я услышал знакомый свист. Внутри появилось светлое пятно, которое быстро расширилось, заполнив собой окружность. В лицо ударил ветер, а потом прямо на меня вынесло светловолосое нечто с заострёнными ушами и угловатой улыбкой. "Нечто" оказалось молодой эльфийкой, одетой в какие-то обноски и плачущей. В руке у неё была миниатюрная сумочка.
– Ты кто? – задал вопрос я.
– Не время любезничать, проход сейчас закроется, – буркнул эльф.
– Он и так закроется, они всё время закрываются, – сообщила эльфийка. – Проход всегда рассчитан всего только на одно существо. А я уже тут, стою перед вами. Мне пришлось долго ждать, пока кто-нибудь в ближайших мирах откроет портал, чтобы в Пуще могли инвертировать канал. Меня зовут Мариэль, такое моё имя. Я младшая.
– Младшая? – переспросил Илья.
– Если у эльфов рождаются близнецы, младшего из них по достижении совершеннолетия ждёт изгнание, дабы он не мог претендовать на права и положение старшего. Я – младшая.
– Но почему? – возмутился Илья. – Это неправильно!
– Это правильно, – проворчал эльф. – Так заведено.
– Ты тоже младший! – просияла Мариэль. – Почему ты так странно говоришь? Ты не должен любить законы.
– Потому что я потерял больше, чем ты можешь предположить, девочка.
– Ты можешь потерять всё, – лениво заметил я.
– Ты ещё здесь? – эльф повернулся и упёрся взглядом мне между глаз. – Проваливай в свой долбаный Город!
– Не так скоро. Сначала ты отведёшь меня, куда обещал.
– Ты проворонил портал. Второго у меня нет, так что вали.
– Ты можешь стать проводником.
Эльф громко икнул и вытаращил глаза.
– Нет! Ты слышал, что сказала Мариэль – я младший. Мне нельзя возвращаться, меня там убьют.
– Эльфы бессмертны.
– Существуют вещи, гораздо хуже, чем смерть. Эльфы изобретательны.
Мариэль хмыкнула.
– Давай, я тебя проведу, – сказала она. – Я не боюсь быть проводником, и мне по барабану эльфийские законы. Когда они меня выгоняли, я обещала вернуться.
Эльф сразу же ухватился за эту идею.
– Пускай тебя ведёт она.
– Меня поведёшь ты. Ты дал слово.
– Мутант, – эльф смачно сплюнул.
– Почему? – нахохлилась Мариэль. – Ты думаешь, что раз я молода, то ни на что не способна? Я знаю Пущу как свои пять пальцев. Я смогу провести тебя вокруг всех кордонов. Я...
В Городе такой тип женщин встречается часто. Сто слов в минуту с порывами до двухсот. Заставить их замолчать можно, только вогнав в рот кляп. Или через психологию.
– У тебя причёска сбилась, – сообщил я нейтральным тоном.
Мариэль заткнулась, достала из сумочки миниатюрное зеркальце с изображением красного дракона на тыльной стороне и стала внимательно себя рассматривать.
– Он обещал, – как можно мягче сказал я, – он и поведёт. Если этот эльф дятел, а так оно, скорее всего, и есть, о нашем появлении в Пуще узнают сразу. Взяв его с собой, я страхуюсь от неожиданностей.
– Мутант, – повторил эльф. – Я тебя никуда не поведу.
– Пошли, поговорим, – я кивнул в сторону двери.
Когда мы вернулись, Илья и Мариэль пили кофе. Эльф вошёл, тяжело шаркая ботинками, и обречённо уселся на стул.
– Договорились? – спросил Илья.
– Договорились, – ответил я. – Эльф отведёт меня, куда должен.
– А можно с вами? – Илья упёрся взглядом мне в переносицу.
– Нет, – ответил я.
– Пожалуйста, Олег.
– Зачем?
– Понимаешь, у меня есть мечта. Я пять лет проторчал в этой глуши, ожидая, что эльф первым заговорит, а сейчас он уходит с тобой.
– Остаётся она, – я кивком указал на Мариэль.
Илья покраснел.
– Понимаешь... ну... я заговорил с ней первым. Я не подумал, а она – леди.
– Понятно, – я внимательно посмотрел на Илью. – Собирайся.
Илья кратко кивнул.
– Мне нечего собирать. Я готов.
– Тогда пошли, – я выдернул из пола косо торчащую стрелу и аккуратно преломил её на две половины. – Эльф?
– Сейчас, – отозвался он.
– А с вами можно? – робко спросила Мариэль. – Ну пожалуйста.
– Нет, – хором ответили мы с эльфом.
– А что я буду делать в этом мире? – спросила она. – Я здесь совершенно никого не знаю.
Я вынул из кармана ключи от своей квартиры в Городе и бросил их эльфийке.
– Адрес на брелоке. Можешь жить там.
Мариэль очаровательно улыбнулась.
– Спасибо. Олег, у тебя в глазах пляшут оранжевые искры. Я тебя увижу ещё раз?
– Ещё раз – обязательно, – кивнул я, забирая со стула сумку.
В глазах эльфа промелькнул неприкрытый ужас.
Когда в качестве проводника по мирам выступает эльф – это прикольно. Не нужны никакие порталы, и всякие там наноприспособления. Мы просто взялись за руки – я, эльф, Илья; эльф что-то прогундел под нос, и бар утонул в фиолетовой дымке.
– Ну и? – когда дымка немного рассеялась, я увидел, что мы стоим на куске камня, вздымающегося над океаном тумана.
– Баранки гну, – язвительно ответил эльф. – Мы на Пути, его надо пройти.
– Куда идти? – спросил Илья, бешено крутя головой.
Со всех сторон простиралось однообразное фиолетовое марево.
– Туда, – эльф ткнул пальцем в некую точку на горизонте.
– А как туда идти? – косо взглянул на эльфа я.
– Ты ещё спроси, зачем туда идти? Про философию Пути никогда не слышал?
– Это когда путник прётся неизвестно куда, неизвестно зачем, да ещё и получает от этого всенепременнейший кайф? – встрял в разговор Илья.
– Во-во, – эльф покосился в мою сторону.
– Повторяю вопрос. Как туда идти?
– Просто, – эльф подошёл к берегу, и я увидел привязанную к камням лодку.
Мы уселись на вёсла, и вскоре берег скрылся за близким горизонтом. Илья взял рулевое весло и взгромоздился на нос лодки. Мы с эльфом не возражали.
– Это Пуща? – спросил Илья через некоторое время.
– Ещё нет, – ответил я. – Проводники часто ведут путников малоизвестными путями. Мы сейчас на одном из них.
– Слушай, Олег, – эльф отложил весло и повернулся ко мне. – Когда ты станешь моим проводником... будь ко мне снисходительнее.
– Греби, – ответил я.
Через час туман, по которому мы плыли, посинел, на нём появились зеленоватые пятна. А потом мы увидели землю. Однообразное зелёное пятно возвышалось прямо по курсу.
– Туда, – коротко сказал эльф, и Илья, робея, направил лодку прямо в центр зелени.
А потом лодка пропала, и мы оказались в лесу. Обычный такой лес, только при дыхании режет горло, и деревья странно шевелятся. И никакой мистики вроде фиолетового океана. Это уже была Пуща.
– Я могу возвращаться? – с надеждой в голосе спросил эльф.
– Не раньше, чем мы встретим твоих соплеменников, – твердо ответил я.
Эльфы появились минут через двадцать. Малый дозор – пять луков. За спиной у каждого колчан, на лбу – зелёная повязка. Они и не пытались скрываться, по хозяйски раздвигали заросли, вяло переругиваясь на своём лающем гортанном языке. Мы застыли, пробуя не дышать. Эльфы шли левее. И тут Илья чихнул.
Я понял смысл этого поступка почти сразу и тут же пожалел, что взял Илью с собой. Этот придурок оказался слишком суеверным. Да, иногда, если эльф заговорит с человеком первым, желание исполняется. Примерно один раз из миллиона, и то если человек желает не слишком многого. Во всяком случае, это не повод, чтобы рисковать жизнью – своей и спутников. Эльфы тут же перегруппировались и медленно двинулись в нашу сторону.
– Какую мразь занесло в наш лес? – выкрикнул один из эльфов и для убедительности выстрелил на звук.
Стрела вонзилась в дерево в двух дюймах над головой Ильи, давая понять, что он обнаружен. Маленькое красное пятнышко словно приклеилось к его рубашке, обозначая место, куда пойдёт следующая стрела. Эльфы начали медленно брать Илью в кольцо. Придурки, так открывать тылы. Будь у меня хоть два бойца, эльфы легли бы прямо здесь. Все. Какие они бессмертные, нафиг? Непуганые.
– Не стреляйте, это я! – завопил Илья.
– Кто такой? – спросил дозорный грозно.
Услышать ответа он не успел. Наш эльф, про которого я совершенно забыл, спикировал откуда-то сверху, и за считанные секунды выключил всю пятёрку. Ну даёт алкоголик! Я выскочил из укрытия и с размаху влепил Илье в челюсть. Будет знать, как демаскировать отряд. Впрочем, Илья парень крепкий. Он в долгу не остался и врезал мне так, что из глаз посыпались искры. Я отошёл назад, высматривая корягу поувесистее. И тут Илья упал на землю – медленно, красиво. Из его спины – прямо напротив сердца – торчала аляповатая стрела.
Моя реакция меня подводит редко. Как-никак опыт. Но уж если подводит, то в самые неподходящие моменты. Я не успел ничего предпринять, как вторая стрела отыскала уже меня. Я грузно осел на землю, пытаясь понять, кого мы проглядели.
Она вышла из леса лёгкой походкой и направилась прямиком к нашему эльфу. С луком в руках. Мариэль. Пай-девочка. Младшая.
– Ну что, не ждал? – беззаботно спросила она.
– Ждал, – ответил эльф. – Тебя.
Она смешно наморщила носик.
– Где я прокололась?
– Сумочка, – коротко ответил эльф. – Младшим не оставляют личные вещи.
– Потому ты и бросил меня в том мире? Думал, я не найду Путь?
– Думал, не найдёшь.
– Ты дурак, эльф, – коротко сказала она и вскинула лук.
– В Пуще нашли способ убивать эльфов?
– Его не существует. Есть мульки поинтереснее. Тебя зальют в цемент и сбросят в жерло вулкана. На ближайшие пару тысячелетий ты перестанешь быть проблемой.
Мариэль перешагнула через труп Ильи. Вернее попыталась перешагнуть. Илья крепко ухватил её за лодыжку и бросил на землю. Мариэль выронила лук, а подоспевший эльф без сожаления врезал девушке по темечку. Эльфийка обмякла.
Я встал на ноги и выдернул из себя стрелу. Больно, зараза! Потом подошёл к Илье.
– Ты жив?
– Как видишь, – отозвался он.
– Не дрейфь, это ненадолго, – прозвучал чей-то холодный голос.
Я поднял взгляд. Со всех сторон были эльфы. Гвардия. Луков пятьдесят, не меньше. Задница. Голос принадлежал Ревви, верховному лорду эльфов.
– Вот ты и пришёл, младший.
Это он нашему алкоголику. Так родственно. Сразу понимаешь, что это не просто младший, а его личный младший. Кровь от крови. Брат близнец. Неужели мне повезло наткнуться на младшего самого лорда Реви?
– Да, я пришёл. И, как видишь, не один.
А алкоголик храбрится. Либо понял, что я сейчас сделаю, либо темнит. Зараза.
– Со смертными? – Ревви засмеялся. – С людьми?
Не "с человеками", как любят говорить эльфы, а именно так – "с людьми".
Под пятью десятками луков я нагнулся и вынул из сумки сломанную стрелу.
– Лорд Ревви, у меня для тебя послание.
– Послание? – Ревви недоверчиво посмотрел на меня.
Я положил обломки стрелы на раскрытые ладони и медленно подошёл к нему.
– Твоё время истекло...
На его лице отразилось недоумение. Потом понимание. Потом гнев.
– Умри, – закончил я.
И лорд Ревви медленно осел на землю. Я ожидал худшего. Что пятьдесят стрел вопьются мне в тело. Не дождался. Лучники выжидающе смотрели на младшего-алкоголика. Ожидали команды.
– Старшим стал ты. Они ждут твоего приказа, – сказал я эльфу. Потом помолчал и добавил: – Лорд Ревви.
– Уходи, ангел. Ты здесь не нужен, – Тихо ответил лорд эльфов. – И забери его.
Я повернулся к Илье. Он встал на колени и выдернул стрелу. Из сердца. Посмотрел на рану. Потом на меня. Негромко спросил:
– Я эльф?
Я подошёл к лежащей на земле Мариэль, взял её сумочку, вынул оттуда зеркало с красным драконом. Протянул Илье.
– Посмотри на себя. Ну какой ты эльф?
– Тогда почему...
Я взглянул на Илью. Потом на рану в его спине. Потом опять на Илью.
– И чего же такого ты пожелал?
– Я хотел стать бессмертным. Эльфом. Не получилось?
Вот все они такие люди. Любят рассуждать о высоком. О мечте. А когда дело доходит до выбора – выбирают деньги, власть, бессмертие...
– Эльфы тоже смертны, – медленно сказал я. – Бессмертия в природе не существует.
– А как же...
– Только мёртвые не могут умереть.
Илья сделался бледным, как снег.
– Но я же жив. Или...
Я заглянул Илье в глаза. Там плясали оранжевые искры. Я как-то сразу всё понял и облегчённо вздохнул. Потом открыл сумку, вытащил оттуда запасной комплект крыльев и протянул Илье.
– Бессмертен только шеф. Я тебя с ним скоро познакомлю. А ещё бессмертны ангелы.
Когда мы взлетали, кто-то из эльфов назвал нас мутантами. Я обернулся и увидел ухмылку нового лорда Ревви. Всё-таки эльфы – неблагодарные свиньи.
– А что, этот придурок останется в выигрыше? – спросил Илья.
– В выигрыше? – я жестко усмехнулся. – Не думаю. Отныне в каждом прохожем ему будет мерещиться его личный ангел смерти. А ещё он будет завидовать брату. Страх перед смертью гораздо хуже чем сама смерть.
Одинокий лорд эльфов стоял на опушке леса и смотрел в небо. Рядом была его гвардия, вокруг распростёрся его мир, но на душе было хреново. А в небе растворились два ангела смерти. Единственные за много лет, кого он мог назвать своими друзьями.

  © Дэн Шорин 2005–2017