Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

Печь для ювелиров подробности на сайте.
публикация в журнале «Edita» (#2 (60), 2015 год)

Мэй – тхайский цветок

В далёкой восточной стране, где солнце в полдень становится палящим багровым шаром, а лето бывает дважды в год, живёт гордый народ. Издревле этот край звался Сиамом, но ныне его называют Тхайландом, что означает "страна свободных". Когда все соседние страны стонали под пятой белолицых варваров, Тхайланд сохранил свободу; приплывшие из Европы захватчики на собственной шкуре познали всю неукротимую удаль этого народа. Каждый мужчина тхай с детства владел оружием. Даже сегодня, забравшись в северную часть Тхайланда, незадачливый турист может легко получить стрелу в мягкое место. Или в сердце, если он по неосторожности осквернит одну из тхайских святынь. Но речь в этой истории пойдёт не о тхайских мужчинах, о них и без того сложено много легенд. Я расскажу вам о тхайской девушке.
Много лет назад на севере страны, где горы упираются в небо, а горцы ближе к учению Гаутамы, чем кто-либо, жила девушка по имени Мэй. И была её красота известна далеко за пределами родных гор, приезжали к ней свататься женихи от запада до востока; не существовало народа, в котором не слышали бы о Мэй. Но была безучастна девушка к посулам серебра да злата, богатых украшений да мешков специй. Ждала Мэй того единственного, который пленил бы её сердце. Иные прелестницы ждут жениха до смерти, но Мэй чувствовала, что вот-вот появится тот единственный, которому она готова отдать свою любовь.
И вот в один прекрасный день, когда солнце светило в полную силу, подъехали к дому девушки сразу семь женихов. Первый из них был белолиц и статен, в его глазах горел огонь, а в качестве подарка он привез девушке полный трюм дорогих английских тканей. Ёкнуло что-то в сердце Мэй, когда она увидела величественную осанку англичанина, его горделивый мужественный профиль. Долго говорили они по-английски (Мэй знала этот язык в совершенстве). Хотела сказать Мэй "да" англичанину, но законы гостеприимства не позволяли несолоно хлебавши отпустить остальных женихов. Сказала Мэй англичанину, что вечером даст ответ, и пригласила в дом следующего жениха.
Вторым женихом в тот день оказался галантный француз. От него пахло дорогим парфюмом, речь его была красива и витиевата. И в тот миг, когда девушка увидела француза, сердце её разорвалось на две половины. Одна принадлежала англичанину, вторая – французу. Подошел жених к ней, нежно коснулся ладони Мэй своей рукой, поцеловал руку девушки. Мэй всегда верила в любовь с первого взгляда, но что делать, если ты полюбила с первого взгляда сразу двоих? Сказала Мэй французу, что даст ему ответ, когда солнце опустится за горизонт, а когда он вышел заплакала в подушку, потому что не знала, кому отдать предпочтение.
Третьим женихом был японский самурай, воплощение чести и доблести. Меч был продолжением его руки, а улыбка напоминала радостный взгляд пятилетнего ребёнка. Четвертый жених пришел через великие горы от студёных северных морей. Он принёс в дар целую гору соболиных шкур. Северянин был грубоват, но искренен. Пятый жених приплыл на лодке с южных островов, чтобы забрать Мэй с собой. Он был низкоросл и смугл, а когда улыбался, его зубы напоминали россыпи жемчуга. Шестым женихом оказался индийский раджа, приехавший в паланкине. Его сопровождал целый караван слонов, на каждом из них везли драгоценные камни, которыми столь богата Индия. Седьмой жених был одноплеменником Мэй, лучшим воином народа. Он склонился перед девушкой на одно колено (обычно гордые воины тхай не перед кем не преклоняют колени) и в стихах произнес своё признание в любви.
Полюбила всех семерых Мэй, сердце девушки раскололось на семь маленьких кусочков. Не могла она выбрать одного, все семеро были одинаково близки девушке. Это сегодня женщины могут разделять в своём сердце любовь сразу к нескольким мужчинам. Впрочем, любовь ли это? В те времена любовь была другой: искренней, неисчерпаемой, окрыляющей, приносящей радость. И когда Мэй полюбила сразу семерых женихов, она не знала что делать.
Проходил в то время мимо дома девушки буддийский монах. Выскочила на порог девушка, позвала странника в дом, рассказала ему свою кручину. Нахмурился монах, принял позу дзадзэн, пытаясь достигнуть просветления. Нелегко отрешиться от мира, когда рядом с тобой находится прекраснейшая женщина, но это был способный монах. Буквально несколько минут потребовалось ему, чтобы достичь просветления и получить ответ, на заданный Мэй вопрос. Открыл глаза монах и сказал, чтобы девушка поднялась высоко в горы и села в медитацию, поочерёдно думая о каждом из женихов. Тот, при мыслях о котором, сердце забьётся учащенно и есть её суженый.
Послушала Мэй монаха, поднялась высоко в горы, приняла позу дзадзэн, которой ее научил монах, и стала размышлять о женихах. Вспомнила девушка англичанина, и затрепетало ее сердечко, как пойманная в клетку птичка. Вспомнила француза, и забилось оно, как лань, пробивающаяся через джунгли. Вспомнила японца, и застучало сердце, как стучат катаны восточных воинов. Вспомнила северянина, и задрожало ее сердце в такт течению полноводных сибирских рек. Вспомнила южанина, и загремело ее сердце, как островные тамтамы. Вспомнила индуса, и сердце зашумело, напоминая топот индийских слонов. Вспомнила тхайца – и затряслось сердце, подобно сотрясающему горы землетрясению.
Каждый удар любящего сердца изменяет этот мир, но когда любви больше, чем сердце может в себя вместить, человек умирает. Не выдержало сердце девушки переполняющей её любви, разорвалось на семь частей, умерла Мэй в тот миг, когда солнце опустилось за горизонт. Поднялись женихи на гору, чтобы услышать ответ девушки, с ними шел и монах. Увидели они тело Мэй, горько заплакали. Каждый из женихов всего за один поцелуй красавицы готов был отдать жизнь, и вот она мертва. Хотели они броситься с горы, чтобы в перерождении соединиться с Мэй, но остановил женихов монах. С самого начала, с той поры, когда у него было просветление, знал монах, что так будет. Сказал он женихам, чтобы вернулись на могилу девушки через год. Послушались его женихи, похоронили Мэй на склоне горы, и разъехались по своим странам. А монах стал жить в пещере, ухаживая за могилой, ожидая каждый день чуда. Не было ни малейшего знака, что оно исполнится, но последователи Гаутамы терпеливы. Каждый день приходил к могилке и тхайский юноша, они с монахом долго сидели в позе дзадзэн, ни обменявшись за год ни одним словом.
Ровно через год вернулись женихи в тхайские горы, поднялись в пещеру монаха. Ввосьмером пошли они на могилу Мэй и увидели выросший на могиле прекрасный цветок. Он обвил своими корнями разорванное на семь частей сердце девушке. Никогда раньше никто не видел такого цветка в тхайских горах. Длинный стебель поднимался высоко над землей, поддерживая крупную красную чашечку. "Вы были влюблены в Мэй, готовы были исполнить любое её желание?" – спросил монах. Семь женихов утвердительно кивнули. "Этот цветок – новое воплощение Мэй в колесе сансары, – сказал монах. – Поцелуйте его". Каждый из женихов поцеловал чашечку цветка, и был этот поцелуй самым прекрасным поцелуем в их жизни. Назвали этот цветок маком, в честь самой прекрасной девушки мира – Мэй. Разъехались женихи в свои земли, и каждый увёз с собой немного семян этого цветка.
С тех пор каждый, кто попробовал сок мака, влюблялся в него, желая попробовать вновь, забывал обо всём, достигая просветления, вырываясь из колеса сансары. А буддийского монаха, ухаживавшего за могилой, больше никто не видел.

  © Дэн Шорин 2005–2017