Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

шиберный затвор цена

Кусок сердца

Солнце светило изо всех сил, словно пытаясь растопить изнемогающую от жары землю. Не было места, куда бы оно ни дотянуло свои щупальца. Я пытался укрыться в тени невысокой скалы на самой окраине Чернолесья, где в одной точке сходятся горы, лес и море. Впрочем, море было здесь лишь номинально – от воды меня отделял тридцатиметровый обрыв, при приближении к которому начинала кружиться голова, и пропадало всякое желание погрузиться в холодную воду. Наверное, я был единственным человеком в окрестностях, путешествующим в такую жару. Хотя, нет...
Взгляд наткнулся на чёрную точку у самого горизонта. Нестерпимо медленно она двигалась в мою сторону, постепенно увеличиваясь в размерах...
Вдоль побережья на превосходном гнедом жеребце скакал хорошо одетый мужчина, выжимая из коня последние соки. Жеребец хрипел, исходил пеной, но скорость выдавал вполне приличную. Тем не менее, расстояние между ним и дюжиной преследователей неумолимо сокращалось...
Посторонний звук отвлек меня от наблюдения за этой занимательной картиной. Такое пошаркивание обычно издаёт стреноженная лошадь, однако поблизости никакой лошади не наблюдалось. Прислушавшись, я отчётливо услышал чьё-то дыхание.
Я осторожно обошёл скалу и увидел молодого рыцаря, сосредоточенно наблюдавшего за погоней. За его спиной стояла убитая солнцем и временем кляча, другого эпитета для этой лошади я подобрать просто не смог.
– Кх-кх, – произнёс я, пытаясь привлечь к себе внимание.
Рыцарь потянулся к мечу, однако при виде одинокого путника, тут же убрал его в ножны.
– Занимательная картина? – спросил я, взглядом указав на побережье.
Гнедой жеребец к тому времени пал, а всадник, спешившись, готовился принять неравный бой с дюжиной преследователей.
– Мы должны вмешаться, – нехотя произнёс рыцарь.
– Подожди немного, юноша... – остановил рыцаря я. – Кстати, как тебя зовут?
– Виконт Алейн. Рыцарь Ордена Святого Грааля.
– Вижу, что Рыцарь. Вижу, что Ордена Святого Грааля, – улыбнулся я. Орден Святого Грааля испокон веков считался самым нищим Орденом побережья. – И на чьей стороне ты собираешься вмешаться?
– Естественно, на стороне путника, атакуемого превосходящими силами разбойников!
Я снисходительно улыбнулся.
– А тот факт, что разбойники облачены в форму мобильного кордона стражи ближайшего города, ничего не меняет?
Алейн внимательно посмотрел на меня, пытаясь решить непростую дилемму...
– Думаю, мы должны помочь кордонникам, задержать этого бандита.
– Кстати, – я внимательно посмотрел в сторону развернувшейся баталии, – "этот бандит" скорее всего маг.
– Почему ты так решил? – быстро спросил Алейн.
– А ты посмотри, как он фаерболами швыряется!
– Полагаю, нам лучше не вмешиваться! – у Алейна, как и у большинства нормальных людей, страх перед сверхъестественным был весьма силён.
– В таком случае этот маг вырежет всех кордонников! – попытался возразить я.
– Зато мы останемся в живых, – логика Алейна была непрошибаема.
– Полагаю, нам всё же стоит вмешаться... Потому как, разделавшись с нападающими, этот маг почти наверняка возьмётся за нас. Я видел, как он смотрел в нашу сторону!
– Вперёд! – заревел Алейн. – Смерть колдунам и их прихвостням!
Мы вдвоём вскарабкались на бедную лошадь Алейна, и понеслись по побережью.
За время, что я потратил на содержательную беседу с Алейном, число кордонников уменьшилось до семи, а в их движениях появилась обречённость.
– С дороги! – Алейн соскочил с лошади и молниеносным движением выхватил меч.
Чародей щёлкнул пальцами, и меч вылетел из рук Алейна, отскочив на добрый десяток метров.
Я спешился и с улыбкой сделал шаг вперёд.
Чародей швырнул в мою сторону файербол, недостаточно мощный, чтобы пробить защиту мага, однако достаточный, чтобы отправить на тот свет зарвавшегося воина.
Я улыбнулся и щёлкнул пальцами. Файербол ушёл в землю, а на лице моего противника явственно отразилось недоумение. Кордонники благоразумно отступили, предоставив возможность магам самим разбираться, кто из них круче. Я уважал это решение.
– Это моя территория, – прохрипел маг.
– Ты так думаешь?
Я машинально просканировал его. Передо мной тотчас встал образ чёрного пламени. Так-так, маг огня, склонный к тёмной стороне – ну а где в наше время найдёшь светлых магов? – чуть посильнее меня, чуть поглупее меня. Почти равный соперник... Вот только в эту безумную эпоху акселерации отсутствие серого вещества редко компенсируется грубой силой.
Я сделал шаг вперёд, и полтора десятка огненных стрел первого – или чуть слабее – уровня устремились в сторону противника.
Он отмахнулся от них, как от назойливой мошкары и нехорошо посмотрел на меня. Знаю, только полный кретин может пытаться спалить мага огня. Просто мне совершенно необходимо, чтобы ты не воспринимал меня всерьёз...
А дальше началось самое интересное. Выбрав позицию так, чтобы я оказался зажат между ним и побережьем, чёрный маг двинул на меня стену огня. Уровня так двенадцатого.
Если честно, сначала я испугался. Впереди пламя, в котором горит даже легированная сталь, позади обрыв, высотой эдак метров тридцать, а внизу не просто море, а море, усеянное острыми скалами. А потом я плюнул на все и затушил огненную стену при помощи телепорта второго уровня, обрушив на противника пару десятков тонн морской воды. При этом меня чуть не смыло вниз. Правда большая часть воды испарилась, однако и образовавшегося потока воды хватило, чтобы я с трудом удержал равновесие на самом краю обрыва.
Чёрный маг хмыкнул и двинул на меня силовую стену пятого уровня. Этого должно было хватить, чтобы прикончить мага, умеющего манипулировать энергией уровне так на третьем... при полном отсутствии у него серого вещества и маломальского опыта. И хотя после всего этого энергетика моего противника оставался чуть лучше моей, я понял – с ним пора кончать. Позволив себя выпихнуть с обрыва, я мысленно потянулся к воде, и мои ноги уперлись в пару широких водных столпов, поднявшихся из моря на тридцатиметровую высоту. Это был седьмой уровень плюс врождённое умение манипулировать водной стихией. Постояв секунду напротив ошеломлённого соперника, который не ждал от меня такой прыти, я начал медленно подниматься над ним.
Грубо говоря, у него оставалось только три выхода. Уравнять высоту, поднявшись вверх на огненных столпах – это если он идиот. Огненный столп забирает столько энергии, что через минуту такого противостояния он мне не соперник. Попробовать подрубить мои столпы или же прямо сейчас убежать, благо кордонники вряд ли попытаются его задержать. Однако не было абсолютно ничего, что подтолкнуло бы моего противника к единственно правильному третьему решению. И он нанёс мощнейший огненный удар по одному из столпов, в надежде, что я не удержу равновесия и рухну вниз, навстречу гибели. Вот только он забыл учесть, что я находился чуть выше его.
Взрыв водяного пара подбросил меня вверх, однако я в тот же миг воспользовался восходящим потоком воздуха и, перекувыркнувшись через чёрного мага, аккуратно приземлился у него за спиной. Меч мёртвого кордонника плавно спланировал мне в руку. Чёрный маг обернулся.
Теперь наши позиции поменялись. Я, вооруженный нелепой железкой, прижимал соперника к обрыву. Однако он до сих пор думал, что ему противостоит мелкий колдун. Я мысленно потянулся к структуре меча, активировав её одноразовым вихрем. А потом сделал шаг вперёд, снизу вверх рубанув черного мага. Он встретил удар простеньким блоком, из разряда тех, которые висят на каждом маге на всякий случай. Этот блок, конечно, остановил бы просто меч, но вихрь-меч разрезал его, как нож режет масло, и вошёл в бок моего оппонента. Зажав рану рукой, чародей сделал шаг назад. Теперь он балансировал на самом краю, а вихрь на моём мече иссяк. Впрочем, даже если бы вихрь был многоразовым, это вряд ли бы особо мне помогло – такие удары два раза не пропускают.
Я жестко улыбнулся и активизировал таким же одноразовым вихрем лежащий на земле валун. А потом сделал шаг вперёд и рубанул чародея ставшим уже бесполезным мечом. Сталь испарилась, встретив эффектное контрзаклинание, и в это время я пнул валун ногой.
Главный недостаток сверхмощных блоков заключается в паузе между срабатываниями, когда блок восстанавливает утерянную мощность. Валун ровненько ударил чародея в грудь, и тот, нелепо замахав руками, рухнул вниз. Он ещё пытался левитировать, но нескольких секунд ему не хватило. Грузный шлепок о скалы, а потом мощный взрыв соприкоснувшегося с водой защитного блока, и мага чёрного пламени не стало. За поединок он истратил раз в пять больше энергии, чем я, но это его не спасло. И только тут я понял, как устал...
Кордонники подошли ко мне, обнажив мечи. У меня даже не хватило сил на удивление. Я их спас, а они...
– Стойте! – из-за их спины раздался оклик Алейна. – Разве он не имеет права на правосудие?
– Имеет, – огрызнулся один из кордонников. – Сейчас мы это правосудие и осуществим!
– На каком основании! – Алейн прочно встал на мою сторону.
– Для любого чародея существует одно наказание – смерть. Другого не положено.
– Я настаиваю на том, чтобы отвести его в город и там сжечь на основании закона! – возгласил Алейн.
Я поперхнулся. Десятник отряда мобильного кордона посмотрел на Алейна с интересом.
– Как скажешь, рыцарь! Хотя я думаю, за то, что он спас нам жизни, этот чародей заслуживает лёгкой смерти.
– Пусть лошадь думает, у неё голова большая! – возразил Алейн.
– Слушай, рыцарь, покажи-ка свою грудь! – десятник, прищурившись, посмотрел на Алейна.
Алейн, громко пыхтя, снял тяжёлый доспех, и взору предстала заросшая волосами грудь виконта. Кордонник разочарованно хмыкнул.
– Ну и что ты ожидал там увидеть? – Алейн внимательно посмотрел на десятника.
– Ты когда-нибудь слышал о берсерках, рыцарь?
– Демонические воины, которые не чувствуют боли и сражаются до тех пор, пока их не изрубишь в куски? Я думал, это бабский треп.
– Пошли в город, а по пути я расскажу тебе о берсерках... Вяжите этого, – десятник кивнул в мою сторону.
Я не успел глазом моргнуть, как оказался связан по рукам и ногам и переброшен через седло одного из кордонников.
– Так вот рыцарь, – обратился десятник к Алейну, когда они отъехали, – берсерки, это всего лишь люди, которые продали тьме кусок своего сердца. В обмен на власть, славу, богатство, достижение в области магии, ремёсел или искусств. После этого они вроде как остаются людьми, а вроде и нет. Что-то в них бесповоротно меняется, они становятся другими...
– Все мы рано или поздно становимся другими, – заметил Алейн. – Всё в этом мире меняется. Как их узнавать? Как отличить от тех, кто всего достиг сам?
– Хороший вопрос, рыцарь! – десятник одобрительно кивнул. – У берсерков там, где сердце на всю жизнь остаётся кровоточащий шрам. По этому шраму мы их и вычисляем.
– Но до этого шрама надо ещё добраться, – немного помолчав, произнёс Алейн.
– Как правило, это нам удаётся. Берсерка-воина сейчас почти не встретишь. Всё больше берсерки-торговцы и берсерки-ростовщики. А с ними мы худо-бедно справляемся.
– Порой деньги опаснее меча, – вздохнул Алейн.
– Мудрая мысль, рыцарь Ордена Святого Грааля! – десятник поспешно спрятал улыбку.
Мы въехали в город, когда уже смеркалось. Я бывал в этом городе и раньше, и примерно представлял, где здесь находится тюрьма. И немного удивился, когда меня провезли мимо неё. Сразу что ли они собрались меня сжигать? Я чувствовал себя ещё недостаточно окрепшим, чтобы противостоять обозлённой толпе. Впрочем, судьба распорядилась иначе. Нас повели в сторону дворца.
– Оружие придётся оставить здесь, – страж, стоящий на входе, заискивающе обратился к Алейну, словно опасаясь, что тот сейчас выхватит меч и будет крушить всех подряд.
– Пожалуйста, – Алейн безропотно отдал оружие. – Главная сила рыцаря не в мече, а в чистой совести.
А потом мы вошли во дворец.
Правитель этого города был слишком потрёпан прошедшими с момента нашей последней встречи десятилетиями. И всё-таки я узнал его. Он меня – нет.
– Ну и для чего вы привели их ко мне? – правитель недовольно поморщился. Колдуна – сжечь, рыцаря – гнать взашей, нам не нужны попрошайки.
– Этот колдун помог нам одолеть мага огня... – промычал стражник, стушевавшись под взглядом правителя.
– Тем паче его надо сжечь, – хмыкнул правитель. – Иначе сильнейший займёт место сильного.
– Мудрое решение, Ирл Мартин, – я попытался изобразить что-то вроде усмешки.
Правитель внимательно посмотрел на меня. По его лицу расплылась ухмылка.
– Вот уж кого я не ожидал здесь увидеть. Эльрос. Знаете, кого вы поймали? – правитель оглядел кордонников, – Это эльфийский наёмник, друг Ниниэль. Теперь понятно, почему ты уничтожил мага огня. Чернолесье пытается предъявить свои права на наш город? Вот только ничего у тебя не выйдет, Эльрос. Ты в моей власти.
Тот, кого очень много лет назад звали Ирлом Мартином взял у стражника меч и его острием прикоснулся к моей шее. Потом провёл мечом вниз, и через мою ключицу протянулась неглубокая красная полоса. Меч распорол мою рубашку, и взор правителя остановился на золотистом жетоне, висевшем у меня на шее. Резким движением руки Ирл сорвал его и взвесил на ладони.
– А ты стал ведьмаком, Эльрос, – правитель презрительно хмыкнул. – Вот уж не ожидал этого от тебя...
В тот же миг Алейн сделал небольшой шаг вперёд, и вдруг меч, который только что держал правитель, оказался в руках у рыцаря. Неуловимое движение – и голова Ирла отделилась от тела.
Кордонники моментально выхватили оружие, а Алейн с усмешкой бросил меч на пол и распахнул камзол на груди правителя. Напротив сердца у того был покрытый кровью шрам.

Мы сидели в покоях центуриона городской стражи и пили чай с восточными сладостями. Мой жетон снова висел у меня на шее, а меч Алейна занимал своё законное место у него в ножнах.
– А как ты догадался, что правитель берсерк? – спросил я у Алейна.
– Спутать жетон магистра света с бляхой ведьмака... На это способен только берсерк.
– Не думал я, что магистры света ещё остались, – центурион дружелюбно посмотрел на меня.
– И я не думал, – Алейн улыбнулся. – Когда я увидел твой жетон в руках у правителя, я не поверил своим глазам.
– По сути, я стал магистром случайно.
– Магистрами света случайно не становятся, – улыбнулся Центурион. – Просто однажды тебя настигло твоё предназначение.
– Что же я – марионетка, как этот? – я мотнул головой в сторону двери.
– Нет, – центурион печально покачал головой. – Мы не берсерки, мы люди. А это значит, что нам суждено самим бороться за своё будущее.
На минуту за столом воцарилась тишина.
– Почему они всё-таки на это идут? – спросил Алейн, сделав глоток ароматного напитка из чашки.
– Каждый хочет малой ценой получить признание, – ответил я рыцарю.
– Малой ценой? – поперхнулся Алейн. – Вы считаете, что они заплатили малую цену?
Мы с центурионом переглянулись, и он произнёс.
– Для того чтобы чего-то на самом деле добиться в жизни, тебе придётся отдать этому всё своё сердце.

  © Дэн Шорин 2005–2017