Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

публикация в журнале «Очевидное и Невероятное» (2010 год)
публикация в журнале «Млечный путь» (2012 год)
публикация в сборнике «Право на жизнь, право на смерть» (2015 год)

Цивилизация мотылька

Мы не сумели сохранить мечту и, день за днем, в безумии теряем самих себя. Смеемся. Зажигаем. А наши сны уходят в пустоту. Мы мотыльки, летящие на свет, но так и не способные согреться. У каждого из нас больное сердце, мы учимся любить себе во вред. И каждый раз, в большом огне сгорая, восходом солнца обновляем взгляд. Мы возвращаемся на много лет назад, когда открыты были двери рая. Но это все. Безумие. Стезя непройденной любви. Финал известен. Мы сочинили слишком много песен, и каждая из них твердит: нельзя. Нельзя любить, страдать, сгорать дотла, законы Божьи обойти пытаться, в который раз на главном спотыкаться. К утру от чувств останется зола. Но до утра родится много слов, которые для нас превыше жизни. Мы учимся дышать. Мечтать на тризне. Наш путь извилист, вычурн и суров...

Отголосок теребящей мелодии звучал где-то на краю сознания Дмитрия. Он пытался постигнуть ее суть, но слова не складывались во фразы, терялись на полпути, отказывались быть понятыми. Мелодия текла независимо от Дмитрия, накатывая, словно морской прибой. Отчаявшись объять необъятное, юноша открыл глаза. Над ним нависала красная крышка инкубатора. Он медленно протянул руку и коснулся прохладного пластика. Мелодия предсуществования неспешно отходила на задний план, пока он вспоминал. Ночное шоссе, четыреста километров в час, выход на встречную. Дмитрий сидел за рулем шкоды, рядом сидела Ольга. Именно она сказала: "а слабо?!" Дмитрию оказалось не слабо. Резкий поворот руля и дело сделано. Потом глухой удар, вкус крови на губах и пришедшее из детства недоумение. А ведь он мог дожить до утра, насладиться восходом солнца. И вместо этого гроб инкубатора. Дмитрий резким движением нажал на крышку, и она легко соскользнула вверх.
– Доброе утро, – над инкубатором возникла бритая голова акушера. – С возвращением к жизни. Рад за тебя.
– А уж как я рад, – ответил Дмитрий. Точнее попытался ответить, потому что из горла вырвался только предательский хрип.
– Хватай! – врач протянул бутылку тонизирующей воды и тут же исчез из поля зрения Дмитрия.
Бутылка оказалась тяжелой и чуть не выскользнула из руки. Дмитрий отвинтил крышку и жадно припал губами к живительной жидкости.
– Сушняк? – в инкубатор заглянул Максим.
– Точно, – Дмитрий опустошил бутылку, закинул руки на бортики и неловким движением перевел себя в сидячее положение. – Ты уже?
– Уже, – подтвердил Максим. – Я вчера дотянул почти до полуночи.
Инкубаторы обладали одним странным эффектом – чем позже умирал человек, тем скорее он пробуждался на следующее утро.
– А как умер?
– За оголенный провод ухватился. А ты?
– Не справился с управлением, – слукавил Дмитрий.
– Шкоду разбил? – сразу понял Максим.
– Разбил, – Дмитрий спрятал глаза. – Теперь до гор не добраться.
– Не волнуйся, что-нибудь придумаем. Не забудь, после завтрака группа.
Дмитрий хотел ответить, но Максим уже пошел дальше, ловко лавируя меж пробужденных. Вокруг, насколько хватало глаз, стояли инкубаторы, из которых выбирались погибшие вчера люди. Дмитрий, кряхтя, перевалился через бортик, нащупал под инкубатором выдвижной ящик, достал из него одежду. Оранжевая футболка пришлась как раз в пору, а вот брюки были слегка широки в поясе. Ремень нашелся там же. Завершила экипировку пара носков и коричневые замшевые кроссовки. Дмитрий захлопнул крышку инкубатора и провел рукой по ее поверхности. Пальцы нащупали выбитый в углу индивидуальный номер. Последняя цифра была семеркой, от этого факта Дмитрий почувствовал воодушевление. Значит, сегодня у него, может быть, все получится, удастся шагнуть за край мира, миновать инкубатор, выйти победителем из этого странного противостояния. Дмитрий слегка мотнул головой, отгоняя поток роящихся мыслей, и смешался с вялотекущей толпой.
В тренажерном зале царило оживление. Сотни парней и девушек гоняли агрегаты, пытаясь как можно быстрее набрать максимальный мышечный тонус. Дмитрий встал на свободный тренажер и запустил программу-минимум. Тугие ремни плотно облегали мышцы, заставляя их сокращаться.
Мимо прошла Ольга. Девушка лет двадцати, ничем не примечательная, с длинным немного ассиметричным носом и грустными глазами. Именно она умудрилась стать причиной вчерашней автокатастрофы. Дмитрий скептически посмотрел на девушку. Вечером она казалась ему безумно красивой. При свете дня наваждение рассеялось. Дмитрий вздохнул. В подавляющем большинстве глупостей, совершаемых мужчинами в этой жизни, виноваты женщины.
Ольга краем глаза заметила Дмитрия, усмехнулась и заняла тренажер напротив. Смотреть на нее не хотелось, поэтому юноша максимально сократил программу тренировки, надеясь днем наверстать упущенное.
В столовой пахло курятиной. Источник запаха Дмитрий определить не смог. Четверг – рыбный день, сегодня курицей пахнуть не должно. Конечно, Дмитрий мог спросить об этом кого-нибудь из поваров. Но работники кухни были особой кастой – они пробуждались вместе с акушерами и проживали каждый день на час больше. И, разумеется, держали себя соответственно. Поэтому юноша предпочел отнести аппетитный запах к еще одной из иррациональностей этого мира.
Максим уже сидел за столиком и о чем-то бурно беседовал с Игорем. Дмитрий опустился на стул рядом с ними и нажал кнопку. На столе бесшумно материализовался завтрак. Рыбный салат с грибами, жареная картошка, ананасовый сок. Игорь мимоходом кивнул Дмитрию и тут же опять обернулся к Максиму:
– Говорю тебе, мы технически не можем ее запеленговать. Сигнал как будто идет со всех сторон.
Максим презрительно фыркнул.
– Неужели так сложно победить банальные наводки?
– Наводки? Ты говоришь "наводки"? А я бы сказал о множественности источников.
– И был бы неправ, – резюмировал Максим.
– Только ты всегда прав, – недовольно проворчал Игорь.
– Я просто умею думать.
Игорь отправил в рот полную ложку салата и, не жуя, проглотил его.
– И как ты можешь доказать свою правоту?
– Очень просто. Одновременно берем четыре независимых приемника, строим четыре пеленга. Если они имеют некоторую область максимального сближения – наше счастье. Если нет – тогда можно считать доказанной версию о множественности источников.
– Это в теории все просто! – возмутился Игорь. – А ты попробуй после 23.00 найти четверых адекватных наблюдателей. И чтобы они смогли построить пеленг. И передать данные до прекращения сигнала.
– Был бы пеленг, а на поиски станции можно отправиться и утром.
– А ты уверен, что координаты, которые мы будем помнить утром, совпадут с полученными вечером координатами? – вкрадчиво спросил Игорь.
– Думаешь, в инкубаторе нам вправляют мозги? – спросил Максим озадаченно.
– Нельзя исключить такую возможность, – согласился Игорь.
Дмитрий тем временем справился с салатом и пододвинул к себе сок. Сделал глоток, посмотрел на друзей. Выдохнул, словно выплюнул:
– Теоретики, блин.
– Практик, блин, – в тон ему ответил Игорь. – Разбил машину, и чего этим добился?
– Разбил, – согласился Дмитрий. – И кое-чего добился.
– Внимательно слушаем, – хмыкнул Максим.
– Ты знаешь, как я умер?
– Руль не удержал. Ты мне сам говорил.
– Ну да, – согласился Дмитрий. – Не удержал руль, выскочил на встречку и принял в лоб черную бэху.
– На курсы вождения запишись, – посоветовал Игорь, саркастически улыбаясь.
– Постой-постой, – Максим задумчиво уставился в потолок. – Ты в скольких часах езды от Города был?
– В пяти, – улыбнулся Дмитрий. – И шел на восток под сотню миль в час.
– Тогда о какой встречке может идти речь?
– Черная БМВ, стекла тонированные. На радиаторе лошадки наклеены были. Шла с выключенными фарами, потому я не сразу ее и заметил. Хорошо шла, будто летела. Извне.
– Нифигасе! – присвистнул Игорь.
А Максим нахмурился.
– Думаешь, за горами есть второй Город?
– Я не думаю, – прищурившись, ответил Дмитрий. – Я шел по встречной, влепился в бэху, умер. Очнулся в инкубаторе. Думать – ваше дело.
– Во сколько это примерно было? – по-деловому спросил Максим.
– Около одиннадцати. Точнее сказать не могу – не до того было.
Дмитрий вспомнил многообещающий взгляд Ольги, вдавленную в пол педаль газа, свистевший в ушах ветер. Это было просто безумие. Вечер.
Каждый человек в Городе переживал вечер по-своему. Кто-то напивался, кто-то кутил, кто-то предавался разврату. Только заканчивалось это для всех одни и тем же. Смертью и инкубатором. Исключений Дмитрий не знал. Еще совсем недавно он воспринимал такой уклад жизни как нечто само собой разумеющееся. До тех пор, пока не встретил Максима.
Максим, вообще, был человеком примечательным. Казалось, он готов бросить вызов всем нормам, усомниться в целесообразности общественного уклада. Его харизма покоряла, его слова зажигали. С подачи Максима Дмитрий задался вопросом, почему Город устроен именно так, пришел на группу, а потом и в Поиск.
– На группе будешь? – прервал воспоминания Дмитрия Максим.
– Обязательно. Намечается что-нибудь интересное?
– Должны придти новенькие. Надо будет рассказать им про Поиск.
– А что ты не расскажешь? – удивился Дмитрий. – У тебя это лучше получается.
– Я обрисую проблему. А ты должен будешь нарисовать, как Поиск ее пытается расколоть. Если все утро буду говорить один я, они не поверят.
– Тебе и не поверят? Не заливай!
– Это не лекция, это группа. Знаешь, какой процент новеньких остается на группе?
– Примерно каждый третий, – прикинул Дмитрий.
– До групп к нам приходил только каждый двадцатый. А времени на новичков убивали раза в три больше.
– А почему? – удивился Дмитрий. Он и представить себе не мог момента, когда красноречие подводило бы Максима.
– Любое общество построено на группах. В каждой из них есть свой лидер, свои цели, свои интересы. Воздействие лидера на конкретного члена группы идет не прямо, а опосредованно, через группу. Люди зависят от мнений, Дмитрий. Твое мнение, мнение Игоря, мнение Владислава много значат для поставленной цели, для Поиска, для тех новичков, которые придут сегодня. Понимаешь?
Дмитрий понимал. Основы социальной психологии – первое, что преподавали на группах. Новички должны осознавать мотивы своих поступков. В Поиске нужны мыслящие люди, не биомасса.
Группа традиционно проводились в первой половине дня, пока людей не коснулось вечернее безумие. Когда Дмитрий познакомился с Максимом, она существовала в единственном экземпляре. С тех пор ряды единомышленников расширились, одновременно шли уже целых три группы. В квартире Максима, на старой пристани и в доме пионеров. Дмитрий по старой памяти ходил на группу к Максиму. Сегодня в комнате, которая служила местом встреч, было многолюдно. Дмитрий пробежал взглядом по лицам. Новеньких было трое. Девушка лет семнадцати с небрежно заплетенными косичками, сорокалетний мужчина в потертом сером свитере и длинноволосый парень неопределенного возраста. Дмитрий за руку поздоровался со всеми присутствующими и уселся на пустующий табурет в углу. Максим выдвинул из маленькой комнаты стол-книжку и разложил его. На столе возникли чашки с чаем, печенье, сладости. Завязалась легкая беседа.
Это называлось «ломкой льда». Чтобы перейти к серьезному обсуждению, было необходимо сначала разрушить сковывающее участников группы напряжение, создать доброжелательную атмосферу. Сегодня в обязательную программу «ломки льда» входило знакомство с новенькими. Девушку звали Инной, ей действительно было семнадцать лет, на группу она пришла из любопытства. Держалась Инна настороженно, демонстрируя открытость, девушка в любой момент ожидала подвоха. Надо сказать, типичное поведение новеньких. Мужчину звали Сергей Иванович, он был хмур и в беседе участвовал неохотно. В то же время зачем-то же он пришел на группу. Длинноволосый парень оказался музыкантом. Такие легко вписываются в любую компанию. Звали его Илья, беседу он поддерживал охотно, в то же время оставаясь «вещью в себе». В глазах всех троих новеньких горела какая-то задоринка, обещавшая к вечеру развиться в полномасштабное безумие. Впрочем, нормальные люди на группы никогда не приходили, существующий порядок вещей их вполне устраивал.
Когда чай в чашках кончился, слово взял Максим. У него это всегда получалось абсолютно естественно, новенькие, как правило, и не замечали, что общие разговоры закончились.
– Как вы думаете, что творится в Городе? – спросил Максим, обратившись вроде ко всем сразу и ни к кому конкретно.
– Ерунда творится, – без паузы ответил Сергей Иванович. – Полная ерунда.
– Ерунда? – осторожно переспросил Максим.
– Город меняется, – скупо сказал Сергей Иванович. – Медленно, но меняется. Каждое утро он немного другой.
Максим бросил укоризненный взгляд на Дмитрия, мол, опять в Поиске недоработали. Дмитрий только пожал плечами, у него было другое направление.
– Даже и без этого Город представляет собой сплошную загадку, – улыбнулся Максим. – Все мы каждый вечер умираем, чтобы утром снова воскреснуть. Но никто не знает, откуда взялись инкубаторы. Мы все прекрасно помним, что происходило в прошлых жизнях: вчера, позавчера, неделю назад. Но что было до того, как мы попали в Город, вам никто не скажет. Детей в Городе нет, люди здесь не стареют. Ни одному человеку еще не удалось покинуть Город. Мы не знаем, откуда берется все необходимое для жизни: еда, напитки, предметы первой необходимости. В чём причина вечернего безумия? Не буду углубляться, но подобных вопросов сотни. Кто-нибудь знает на них ответ?
Каждый раз, когда на группу приходили новенькие, Максим задавал этот вопрос. И каждый раз он с детской наивностью ожидал ответа. Иногда Дмитрию казалось, что группы созданы не для вербовки новых людей в Поиск, а исключительно в надежде, что однажды кто-то из пришедших на группу сможет ответить на поставленный Максимом вопрос.
Ответа, как всегда, не было. Максим оглядел присутствующих, слегка прищурился.
– Что думают люди в Городе про нашу организацию? По их мнению, чем мы занимаемся?
Именно так. Тот случай когда, чтобы получить нужный ответ, следует задать не тот вопрос. Если спросить, «как вы думаете, чем мы занимаемся?», ответа не дождешься. Новенькие промолчат, опасаясь ошибиться, сказать что-нибудь не то. А когда спрашиваешь «что думают люди?», неофиты охотно излагают собственное мнение о Поиске.
– Хотите стать бессмертными, – сказала Инна.
– Пытаетесь познать истину, – добавил Сергей Иванович.
Обычные слухи, которые ходят по Городу. Ничего интересного.
– Ищете блуждающее радио.
Это сказал Илья. Шепотом, но его все услышали. Дмитрий бросил выразительный взгляд на Максима, тот мягко кивнул, мол, вижу, не суетись. И с улыбкой на устах произнес:
– Ищем. Подробнее об этом нам сейчас расскажет Дмитрий, активный участник Поиска.
Вот так всегда, подумал Дмитрий и сделал попытку подняться на ноги.
– Да сиди ты, – махнул рукой Максим. – Не с трибуны выступаешь.
Дмитрий послушно присел, взял со стола чашку чая, медленно сделал глоток. Этому его тоже научил Максим: не спеши, заставь слушателей ждать, и они не пропустят ни одного твоего слова.
– Вы все абсолютно правы. Да, мы пытаемся узнать, как устроен Город. Разгадать его загадки. Познать истину. Не какую-то абстрактную истину, которую вроде знаешь, но от этого ни холодно ни жарко. Мы пытаемся узнать кто мы такие, как мы попали в Город и как нам отсюда выбраться. Попытки покинуть Город – одно из приоритетных направлений Поиска. Раз за разом мы садимся в машину и пытаемся удалиться от Города на максимальное расстояние. К сожалению, нам банально не хватает времени. Каждое утро те из нас, кто пытаются покинуть город, возвращаются в инкубатор. К счастью в последнее время у нас наметился прорыв в этой области. Есть все основания предполагать, что за горами находится другой Город.
Группа притихла. Облизал губы сидящий около двери Андрей. Прищурился подпирающий дверной косяк Игорь. Дмитрий не заметил, как тот вошел. Только Илья сидел, подперев голову рукой, невербально сигнализируя: «мне скучно».
– Да, мы хотим стать бессмертными. Избежать инкубатора, прожить хотя бы два дня подряд. А если нам удастся понять механизм вечернего безумия, мы на двух днях не остановимся. Три дня, пять дней, десять дней без инкубатора. Это вполне реально, поверьте. Смерть отступит, она не сможет противостоять человеческому гению. Если один из нас сможет пережить ночь, мы получим ответы на большинство вопросов. Ночью в Городе появляются продукты. Ночью умерших загружают в инкубаторы. Пережив ночь, мы сможем увидеть, кто это делает. На сегодняшний день одному из нас удалось дожить до половины первого. Это выдающееся достижение, но мы не собираемся на нем останавливаться. А ещё мы ищем блуждающее радио.
В этот момент Илья оживился, в его глазах появился блеск. Дмитрий завязал узелок на будущее – отдельно поговорить с Ильей про блуждающее радио.
– Блуждающее радио, – продолжил Дмитрий, – это музыкальная радиостанция, которая находится где-то в Городе. Каждый день она выходит в эфир в 23.00. Мы пока не знаем, где она находится – не так много людей доживают до одиннадцати вечера. Но в самое ближайшее время мы её обязательно вычислим. Игорь, – Дмитрий кивнул в сторону двери, – разработал для этой цели специальную программу. Существует подозрение, что блуждающее радио неразрывно связано с остальными тайнами Города.
Посыпались вопросы. Что, как, почему. Дмитрий терпеливо отвечал новичкам, пытаясь заинтересовать – в Поиске всегда не хватало людей. Спрашивали в основном Инна и Сергей Иванович. Андрей, который регулярно ходил на группу тоже не удержался и спросил про второй Город. Илья вопросов не задавал и ответы Дмитрия слушал без особого интереса.
Потом опять пили чай, делились мнениями, планами. Максим посетовал на нехватку в Поиске людей, предложил приглашать на группу мыслящих знакомых. Когда приглашение делал Дмитрий, он всегда жутко смущался, представляя, что заманивает людей в Поиск, отнимая у них прежние ценности и подсовывая вместо них интересы собственные. У Максима приглашение всегда звучало гладко, он не секунды не сомневался, что лишь Поиск даст ответы на все вопросы и каждый, у кого есть голова на плечах, непременно рано или поздно в Поиске окажется.
После группы Илья подкараулил Дмитрия у подъезда.
– Разговор есть, – сказал музыкант. – Про блуждающее радио.
– Я весь внимание, – тут же отозвался Дмитрий.
– Не я один хочу поговорить. Приходи после обеда на дачный проезд, у нас там репетиция. В старом клубе, знаешь?
Где находится старый клуб, Дмитрий знал. Он коротко кивнул Илье и тут же спросил:
– Вы его нашли? Блуждающее радио.
– Нет. Но ищем.
Илья развернулся и скрылся в переулке. Дмитрий хмыкнул и пошёл в противоположную сторону. День обещал быть насыщенным.
Следующие несколько часов Дмитрий провёл в библиотеке. В Городе была только одна библиотека. Обшарпанное здание дома пионеров обычно пустовало, одинокий библиотекарь сидел на входе и неизменно читал словарь. Дмитрий учтиво кивнул библиотекарю и скрылся в дальнем углу. Сегодня в его программе была книга Эрика Берна «Формы человеческих отношений». Книга Дмитрию не понравилась. Он жаждал научиться так же легко сходиться с людьми, как это делал Максим, но книга вместо прикладной психологии, позволявшей манипулировать людьми, больше рассказывала об отношениях между мужчиной и женщиной. В столовую Дмитрий отправился разочарованным.
На обед была уха, картошка с консервами из минтая, морской салат и компот с черносливом. Салат Дмитрий сразу отодвинул в сторону – он не любил морскую капусту. Взяв большой ломоть хлеба, юноша принялся наворачивать уху.
– Можно я к тебе присяду?
Дмитрий поднял взгляд от тарелки и увидел стоящую с подносом Ольгу. Она была одета в красивое розовое платье, в глазах девушки блестели озорные огоньки. Дмитрий молча кивнул на стул напротив и вернулся к уничтожению ухи.
– Ты прям, как саранча, – улыбнулась девушка.
– Проголодался, – буркнул Дмитрий с набитым ртом.
Ольга опустила свой поднос на стол и сгрузила тарелки.
– Какие планы на вечер?
– Иду в Поиск, – ответил Дмитрий.
– Пешком? – изогнула бровь Ольга.
– Между прочим, это из-за тебя я шкоду разбил, могла бы не выпендриваться.
Дмитрий расправился с ухой и принялся за картошку.
– Так уж из-за меня... Сам за рулём сидел. Во всём у вас женщины виноваты!
– Не во всём. Во многом, – глубокомысленно заметил Дмитрий.
Ольга фыркнула, но ничего не сказала. Дмитрий отодвинул тарелку с картошкой и потянулся за компотом.
– Не пей, козленочком станешь, – серьёзно произнесла девушка.
– Шутки у тебя дурацкие!
– Что ты думаешь о причине вечернего безумия?
– Один из законов Города. Мы его ещё не раскололи, – ответил Дмитрий.
– Предположения есть?
– Какой-то глобальный физический принцип. Например, магнетизм или что-то в этом роде. Вечернему безумию подвержены все горожане.
– Может, химический? – Ольга улыбнулась и увлеченно продолжила трапезу.
Дмитрий внимательно понюхал компот и решительно отодвинул его в сторону.
– Тебе надо в Поиск.
– Что я там забыла? – спросила девушка, не отрываясь от еды.
– Тебя не привлекают окружающие нас тайны?
– Сейчас ты говоришь как Максим. Он тоже помешан на тайнах.
– Это плохо? – спросил Дмитрий.
– Тебе видней.
– Не сомневаюсь.
Дмитрий резко поднялся со стула и вышел из столовой. Ольга его раздражала, она была чересчур независимой даже для либерального Дмитрия. Но задатки аналитического мышления у девушки имелись. Версия про подмешанные в еду добавки, вызывающие приступы вечернего безумия, была правдоподобна.
Старый клуб находился на окраине. Не у каждого в Городе была собственная квартира, существовал целый пласт молодёжи без крыши над головой, поэтому такие вот места становились местом тусовки. Сегодня в старом клубе было людно. Четыре разрисованных байка стояли неподалеку от входа. Дмитрий остановился. Байкеры непредсказуемы, общаться с ними юноше сегодня не хотелось. Хотя до вечера было ещё далеко, но кто знает, что на уме у золотой молодежи, прожигающей отпущенное время безо всякого смысла. Он уже хотел развернуться, когда дверь клуба распахнулась, и на улицу вышел Илья. Увидев Дмитрия, он приветственно замахал руками.
– Привет. Я думал, ты не придёшь, – улыбнулся Илья, когда Дмитрий подошёл.
– Напрасно так думал. Я обещал.
– В Городе обещание практически ничего не стоит. Особенно после обеда.
«В Городе» резануло слух Дмитрия.
– А за Городом? – спросил он.
– А этого мы не знаем. Это вы у себя в Поиске на таких исследованиях собаку съели. Мы немного другими вещами занимаемся.
– Например, блуждающим радио?
– И блуждающим радио тоже, – не стал спорить Илья.
Они спустились в подвал. Здесь вдоль стенки стояли широкие столики, за которыми сидела весьма разношерстная компания. Байкеры в кожаных куртках, лохматые музыканты, кое-кто из поэтической тусовки, мелкая шпана. Старый клуб был им родным домом, альтернативой серой обыденности. Отчасти Дмитрий их понимал, если бы он сам не пришел в Поиск, то наверняка рано или поздно оказался бы здесь. Завсегдатаи старого клуба пытались вырваться из однообразия Города, но безуспешно – у них не было направляющего стержня, из-за чего большинство встреч в старом клубе вырождались в пьяные драки. "Каждый умирает той смертью, которую заслужил, – сказал однажды Максим. – Только целеустремленный человек способен достичь бессмертия". Дмитрий достаточно быстро поднялся в Поиске только потому, что сделал эти слова своим девизом. Каждая его смерть помогала хоть на полшага приблизиться к разгадке тайн Города. А смерти завсегдатаев старого клуба были бессмысленны.
– Это Дмитрий из Поиска, – сказал Илья.
Сидящие за столом обернулись к нему.
– Наконец-то, – буркнул один из байкеров. – Что так долго?
Байкер был мужчиной плотного телосложения – широкоплечий, с небольшим пивным животиком. Он был коротко подстрижен, а верхнюю его губу украшали шикарные усы. Взгляд его был твердым, а рукопожатие крепким. Перед ним не следовало оправдываться, но Дмитрий зачем-то ответил:
– Машину вчера разбил. Пешком добирался.
– Я свою тоже разбил. Позавчера, – примирительно сказал байкер. – Меня зовут Серж. Ты не дрейфь, присаживайся. Разговор есть.
Дмитрий уселся на свободное место, про себя гадая, что от него хотят. Само присутствие байкеров в старом клубе в такое время было необычным – после обеда они традиционно носились по улицам, приводя в смятение горожан. Понять интересы музыкантов, к которым, по всей видимости, относился Илья, было легко. Прозвучать на блуждающем радио могло оказаться смыслом жизни для большинства местных групп. Но какой интерес был у байкеров?
– Я вас слушаю, – спокойно сказал Дмитрий. Этому его тоже научил Максим – в новой компании следует сначала поставить себя, не суетиться, держаться ровно и тогда тебя воспримут как равного.
– Мы хотим уйти из Города, – сказал Серж, слегка прищурившись. Мол, вы в Поиске на этом собаку съели, теперь вот выкручивайтесь. – Что посоветуешь?
– Вроде сначала речь шла про блуждающее радио, – Дмитрий кивнул в сторону Ильи.
– Говорят, все тайны Города завязаны друг на друга, – улыбнулся Серж.
– Брешут, – Дмитрий улыбнулся в ответ.
– Так что посоветуешь?
– Выезжать с утра, сразу после завтрака. Не на байках – на чем-нибудь более устойчивом. До обеда гнать со всей дури, потом стараться ехать как можно более аккуратно. Не влезать ни в какие передряги. Стараться ничего не есть и не пить в этот день. Регулярно проверять тормоза. Спланировать всё заранее, утром, обязательно в этот же день. Тогда, может быть, прорветесь.
Байкеры одобрительно зашумели. Кто-то налил Дмитрию стопку, юноша выпил не глядя.
– А у вас в Поиске, я погляжу, не лаптем щи хлебают, – сказал Серж. – Здравые рекомендации.
Дмитрий озадаченно посмотрел на Сержа:
– Уже пробовали?
– Пробовали. Позавчера. Даже перевалили через горы. Не доехали. Въехали в какого-то дурика с той стороны. Разбились. Проснулись в гробах.
Дмитрий тяжело вздохнул. Сам он до гор так и не доехал.
– Не вздыхай, прорвемся!
Это Серж его успокаивает? Дмитрий возмущенно фыркнул. И тут же спросил:
– Ещё пробовать будете?
– Дергаться на скорость – только тачки гробить, – ответил Серж. – Обходные пути искать надо. То же блуждающее радио…
– А оно здесь каким боком? – не понял Дмитрий. – Или дело принципа? "Нормальные герои всегда идут в обход"?
– Логика проста. Нет в Городе такой силы, чтобы организовать блуждающее радио. Как и другие подобные чудеса. Значит за всем этим стоит кто-то из-за пределов Города. Мы хотим его найти и порасспрашивать о жизни.
– Так он вам и скажет.
– Захотим – скажет, – ответил Серж.
Желваки заиграли на лице байкера, и Дмитрий подумал, как хорошо, что он сам не является предметом поиска этих странных людей. Тем временем вокруг их столика столпились все завсегдатаи клуба.
– Поможешь нам их найти? – спросил Серж, глядя прямо в глаза Дмитрию.
– Их – это тех, кто всё это организовал?
– Именно.
Школа Максима пригодилась ещё раз. "Никогда не давай прямого ответа, – говорил тот на закрытых собраниях Поиска. – Если прижмут – выкручивайся. Если выкрутиться не получается – вербуй". Исходя из ситуации, Дмитрий понял, что стоит перейти сразу к последнему пункту.
– Присоединяйтесь к Поиску – мы всегда готовы объединить усилия.
– А ты жучара, – Серж одобрительно хлопнул Дмитрия по плечу. – Своего не упустишь. У вас в Поиске все такие?
– Многие, – ответил Дмитрий. – Я предлагаю взаимовыгодную вещь. Вы получите своё, мы – своё. Внакладе никто не останется.
Серж хрюкнул, залпом выпил кружку пива, вытер усы. Потом сказал:
– Мы подумаем, – и недвусмысленно махнул рукой, давая понять, что разговор закончен.
На улице Дмитрия догнал Илья, долго мял шапку, потом сказал:
– Ты уж извини, это – байкеры.
– А вы? – спросил Дмитрий прямо.
Илья смутился, но глаз не отвёл.
– Мы музыканты. Нам блуждающее радио нужно чтобы заявить о себе. А им – чтобы прижать Создателя.
– Не вижу особой разницы, – спокойно сказал Дмитрий. – Каждый думает о себе.
– А Поиск? О ком думает Поиск?
– Поиск думает обо всех, – четко, как на группе, ответил Дмитрий. – На то он и Поиск. Ты хотел мне что-то ещё сказать?
– Сегодня вечером мы будем пеленговать блуждающее радио. Присоединитесь? У из наших мало кто доживает до эфира, трудно брать пеленг.
Илья нервничал, его лоб покрывала испарина.
– Приходите на квартиру, где была группа. Пораньше, часиков в десять, чтобы успеть всё распланировать.
Илья быстро кивнул и затрусил обратно, в клуб. Дмитрий тяжело вздохнул. В том, что музыкант вечером придет, уверенности не было. Илья относился к тому типу людей, которые на словах готовы на многое, но когда речь заходит о деле, толку от них никакого.
До ужина была уйма времени, и перед Дмитрием встал вопрос, как это время с пользой дела потратить. Конечно, можно было просто пойти поиграть в футбол или искупаться в мутной илистой жиже водохранилища, но сегодняшний день юноше хотелось провести с пользой для Поиска. Мысленно Дмитрий вернулся к группе, пытливый ум юноши пытался найти зацепку, благодаря которой можно было бы раскрыть одну из тайн Города. Ничего нового на ум не шло. Дмитрий усмехнулся, пытаясь побороть накатившую вдруг апатию. Он уже знал, куда сейчас направится.
В Городе не было детей и стариков. Возраст горожан колебался от 19 до 45 лет. Горожане считали, что это результат искусственной селекции, в Поиске же придерживались мнения, что такая популяция возникла в результате естественной эволюции уже внутри Города, и что особи, не соответствующие некоторым критериям отбора создателей Города, просто изымались из обращения, а информация о них стиралась из памяти окружающих.
Но почти из каждого правила существуют исключения. Пятидесятилетняя баба Вера была ярким напоминанием факта, что Город устроен сложнее, чем могут представить себе адепты Поиска. Горожане поговаривали, что она колдунья, но Дмитрий всегда скептически относился к таким слухам. Сейчас юноша решил навестить бабу Веру. Не для того, чтобы вызнать секрет долголетия, нет. Что сама баба Вера знает, почему она оказалась в Городе, Дмитрий не верил. Юноша просто интуитивно подозревал, что в разговоре с этой женщиной могут всплыть какие-то неизвестные Поиску детали о Городе.
Баба Вера жила почти в самом центре. Её домик примостился в двух минутах ходьбы от единственного в Городе проспекта. Дальше начинались аварийные девятиэтажки, крыши которых в прошлом были излюбленным местом встреч молодежи. Но в один прекрасный день лестничные проёмы сразу пяти домов, как по команде обвалились. Тусовки в аварийных домах прекратились – подняться на крышу теперь не представлялось возможным. А виновницей всего этого злые языки тут же обвинили "живущую по соседству мерзкую колдунью".
Дмитрий зашел в узкую вечно скрипящую калитку и долго стучал в наглухо закрытые ставни. В какой-то момент юноше показалось, что бабы Веры не было дома, но негромкие шаги и скрип дверного замка опровергли это предположение.
– Баба Вера, можно с вами поговорить? – спросил Дмитрий, когда женщина вышла из дома.
– Проходи, коль не боишься.
– А чего мне бояться?
– Люди говорят, колдовать я умею, – сказала баба Вера, едва заметно прищурившись.
– А вы умеете? – спросил Дмитрий, заходя в дом.
– А если умею? Ещё не передумал разговаривать?
– Не передумал.
Ещё с порога Дмитрий понял, что баба Вера принимала гостей. Около порога стояли изящные женские туфельки, а с кухни доносился аромат малинового чая и мятных пряников. Заглянув на кухню, Дмитрий увидел Ольгу. Она была облачена в джинсы и легкий топик, в глазах девушки плясали задоринки.
– Чай будешь? – спросила девушка и опустила глаза.
– Буду, – ответил Дмитрий. – А ты здесь что делаешь?
– Колдовать учусь, – хмыкнула Ольга.
– Уму-разуму набирается, – объяснила вошедшая следом за Дмитрием баба Вера. – Кстати, и тебе бы не помешало.
Из-за печи вышла большая черепаховая кошка и по-кошачьи, не моргая, уставилась на Дмитрия.
– Нет у меня еды. У женщин попроси, – без малейшей иронии сказал Дмитрий. В этом доме даже кошка могла оказаться исключением из правил.
– Не еды она хочет, – сказала баба Вера. – Ласки и нежности.
Кошка, словно подтверждая слова женщины, подошла к Дмитрию и несколько раз потёрлась о его ногу. Юноша запустил руку в мохнатый кошачий загривок. Оттуда раздалось утробное урчание. Дмитрий уселся на предложенный бабой Верой табурет и взял кошку на руки. Не переставая мурчать, та выпустила когти, намертво вцепившись в колени Дмитрия.
– И о чём ты хотел меня спросить? – баба Вера заглянула в глаза Дмитрию. Как юноше показалось – насмешливо.
– О Городе, – быстро ответил Дмитрий. – Разве существуют другие достойные темы?
– Существуют, существуют... – сказала колдунья. – Вот с Ольгой, например, мы разговаривали о любви.
Девушка отвела взгляд, Дмитрий непроизвольно фыркнул. Баба Вера укоризненно закачала головой:
– Рано ещё с тобой об этом говорить. Придет время – вспомнишь мои слова.
– А пока давайте поговорим о Городе, – Дмитрий исподволь вернулся к причине своего визита.
– А что о нём говорить? Город он и есть Город. Простой, понятный, неизменный. Не то, что люди.
– Такой уж и простой? – не поверил Дмитрий. – А странности?
– А что странности? – баба Вера разлила по чашкам чай и внимательно уставилась на Дмитрия. – Люди строят города, а не города создают людей. И все странности – они наши, человеческие.
– Наверное, – уклончиво согласился Дмитрий, прихлебывая вкусный чай. – Но если мы поймём странности, то сможем понять и людей.
– Эка ты куда завернул, – баба Вера хмыкнула. – А, может, наоборот?
– Если странности Города порождены людьми, то именно по ним мы можем узнать себя. Это как отражение в зеркале. Мы смотрим в зеркало, чтобы узнать себя, а не наоборот.
– А ты, красавица, что скажешь? – пожилая женщина устремила взгляд на Ольгу. – Логично кавалер рассуждает?
– Логично, – сообщила девушка. – А толку в этой логике ноль целых ноль десятых.
– А в чём тогда толк? – Дмитрий не удержал усмешку.
– Тебе же сказали – в любви, – баба Вера бросила на Дмитрия укоризненный взгляд. – Вон даже кошка и та ласки и нежности жаждет. А ты всё про странности, да про Город заладил.
– В этом смысл моей жизни – познать Город, – не смущаясь ответил Дмитрий.
– А как ты думаешь, для чего был создан Город? Какой смысл в него вкладывали его строители? – в голосе бабы Веры проступило раздражение.
– Не знаю, – честно ответил Дмитрий. – И никто не знает.
Кошка фыркнула и спрыгнула с коленей юноши. Ольга достала из кармана горстку миндаля и высыпала её на пол. Кошка подошла к девушке, царственно обнюхала руку и потом, демонстрируя всем видом пренебрежение, начала медленно есть миндаль.
– Интересная у вас кошка, – сказал Дмитрий. – Миндаль ест.
– Она хорошая, – Ольга обняла кошку за шею. Та некоторое время терпела, потом аккуратно, но настойчиво лапой отстранила девушку и вернулась к поеданию миндаля. – На тебя чем-то похожа.
Дмитрий робко улыбнулся. Такое сравнение позабавило юношу.
– Ладно, молодые люди, давайте закругляться, – сказала баба Вера. – Мне ещё в доме прибраться надо, да огород полить.
Дмитрий пожал плечами. В то, что у бабы Веры именно сейчас появились неотложные дела, он не поверил. По всей видимости, пенсионерку просто утомило общество молодежи, и ей захотелось побыть в одиночестве. Попрощавшись, Дмитрий и Ольга вышли на улицу.
Светило солнце. Легкие облака плыли с запада, но они не способны были нарушить идиллию теплого летнего дня. Где-то в садах пели птицы.
– Куда пойдём? – спросил Дмитрий спутницу.
– Туда! – Ольга ткнула пальцем в сторону центральной площади.
На площади были разбиты фонтаны. Упругие струи воды поднимались в небо и под порывами ветра едва заметным маревом разлетались в разные стороны. Немногочисленные прохожие обходили фонтаны стороной, не желая попадать под разбрасываемые ветром брызги. Ольга подошла вплотную к бортику фонтана и раскинула руки, подставляя себя ласковым объятьям воды. Солнце блестело в её волосах, а на лице застыла мечтательная улыбка. Дмитрий невольно залюбовался девушкой. Поймав его взгляд, Ольга схватила юношу за руку и потянула в фонтан. Дмитрий не сопротивлялся, прохладные плети падающей с неба воды казались ему чем-то чудесным, волнительным. На какой-то миг появилось ощущение чего-то давно забытого. Дмитрий обнял Ольгу за талию, и они долго стояли посреди фонтана, наслаждаясь теплым летним днем, ласковыми струями воды, лучами солнца, причудливо преломляющимися на водяной пыли, обществом друг друга. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем губы Дмитрия и Ольги соприкоснулись. И в тот же миг, осознав рассудком, что происходящее не укладывается в привычные стереотипы, Дмитрий сделал шаг назад, выскользнул из объятий фонтана, нарушив очарование момента. Ольга вышла следом за Дмитрием слегка мурлыкая, казалось, происшедшее её ничуть не смущает.
Максим появился неожиданно. Он просто вынырнул из-за угла и решительным шагом направился к фонтану. В какой-то мере Дмитрий был даже рад его появлению – наедине с Ольгой юноша чувствовал неловкость. Подойдя к Дмитрию вплотную, Максим попытался улыбнуться. Улыбка выглядела неестественно, Дмитрий сразу понял – что-то случилось.
– В чём дело? – спросил он Максима.
– Через десять минут у меня дома собирается Поиск. Твоё присутствие крайне желательно.
Дмитрий объяснил ситуацию Ольге и быстрым шагом последовал за Максимом. Девушка не казалась обиженной, Дмитрию хотелось верить, что она не играет, а действительно не имеет ничего против его неожиданной отлучки.
На квартире у Максима собрался весь Поиск. Игорь с Владиславом сидели за столом и пили черный кофе. Галина расположилась на диване и читала книгу. Андрей, сидя в кресле, рассматривал фотографии из архива Поиска. В тот момент, когда Дмитрий с Максимом вошли в комнату, все головы синхронно повернулись в их сторону.
– Присаживайся, – Максим кивнул в сторону дивана.
Дмитрий опустился рядом с Галиной. Что-то в этот раз было неправильным, ну не должен был Максим так себя вести. Хотя и экстренные собрания Поиска случались не так уж и часто. В душе Дмитрия зародилась смутная надежда, что они наконец-то чего-то нашли.
– Прошу внимания, – Максим присел на край подоконника и обвел комнату взглядом. – У меня есть для вас новость. С прискорбием я должен заметить, что некоторые личности в Поиске совершенно разучились работать, – Максим направил взгляд в сторону дивана и жестко произнес. – Да, это касается именно тебя, Дмитрий.
– Объясняй, – по спине Дмитрия пробежали холодные мурашки.
– Запросто, – Максим встал с подоконника и прошелся по комнате. – Вчера вечером ты разбил шкоду.
В Поиске об этом уже знали, поэтому особо бурной реакции не последовало. Только Дмитрий пытался оправдываться:
– Это было вечером. К тому же ты прекрасно знал об этом ещё на группе, к чему сейчас собирать народ, устраивать весь этот балаган?
– За то, что было вечером, тебя никто не винит, – Максим вернулся на подоконник и закинул ногу на ногу. – Вечером каждый в той или иной мере сходит с ума. Но сегодня, господа, эта история получила продолжение. Сразу после обеда Дмитрий встречался в старом клубе с байкерами. Их лидер по имени Серж сообщил Дмитрию, что позавчера байкеры пытались выехать из Города. И даже перевалили через горы. В тот момент, когда они уже видели на горизонте другой Город, их машина попала в аварию, и все убились. Был такой разговор?
Если бы взгляд Максима обладал проникающим эффектом, во лбу Дмитрия уже красовалось бы внушительных размеров отверстие.
– Был такой разговор, – подтвердил Дмитрий, гадая, откуда о нём стало известно Максиму и куда, собственно, тот клонит.
– Обращаю ваше внимание, что разговор происходил отнюдь не вечером, а целых четыре часа назад. И вот, вместо того, чтобы начать раскручивать историю с байкерами, Дмитрий бросает всё это к чертям собачьим и улепетывает со своей девушкой купаться в фонтане.
– А нечего там раскручивать, – фыркнул Дмитрий. – Ну, сорвались байкеры из Города. Разбили машину, как и следовало ожидать. Я, между прочим, привлёк их в Поиск, за что все должны сказать мне большое спасибо.
– Я задал Сержу всего два вопроса. Как выглядела потерянная ими машина, и какой марки был автомобиль, который в них влепился. Тебе интересно услышать ответы?
Галина откинулась на спинку дивана и с нескрываемым интересом уставилась на Максима. Андрей приподнялся на подлокотниках кресла.
– Интересно, – выдавил из себя Дмитрий.
– Они ехали на черной БМВ с тонированными стеклами. На радиаторе этой машины были наклеены декоративные пластиковые лошадки. Врезались они в шкоду, которая на полной скорости выскочила на их полосу. Тебе это ничего не напоминает.
– Серж сказал, что он разбил бэху позавчера, – глухо сказал Дмитрий. Слова Максима повергли его в шок.
– Ну да, позавчера, – легко согласился тот. – А ты грохнул шкоду вчера. Разница в один день.
– Может быть, совпадение? – спросил Дмитрий, уже зная ответ.
– В Городе совпадений не бывает, – зло сказал Максим. Как отрезал.
– Тогда как ты объяснишь разницу в сутки? – спросила Галина, не скрывая свой интерес к теме.
– А может быть, что по ту сторону гор позавчера, то по эту сторону только вчера? – предположил Максим. – Возможно такое в принципе?
На лицах всех присутствующих в комнате явно проступило недоумение. Одно дело пытаться разгадать тайны Города – загадочные, но всё же объяснимые, и совершенно другое дело – осознать, что на некоторые вопросы невозможно получить ответ, не пересмотрев при этом привычную концепцию мироздания.
– Скорее всего, так и есть, – сказал молчавший до сих пор Игорь. – Другого объяснения происшедшему быть не может. Если, конечно, байкеры ещё не потеряли счёт дням.
– Серж не дурак, – спокойно сказал Максим. – Он ещё узнает, какая у Дмитрия была машина, а потом сложит два и два. И у Поиска начнется весёлая жизнь.
– Кажется, положение у меня сейчас совершенно идиотское, – произнес Дмитрий, насупившись. – А как хорошо всё начиналось.
– Головой надо думать, – резонно заметил Максим. – Хотя бы поутру.
Максим сейчас легко мог сказать, что в Поиске нужны серьёзные люди, которые не допускают таких промашек. Дмитрий напряженно ждал этого, скользя взглядом по вощеному паркету. Оставить Поиск означало для Дмитрия потерю смысла жизни. Это было бы хуже, чем смерть, хуже, чем неопределенность.
– Ты хочешь оставаться в Поиске? – спросил Максим, словно почувствовав смятение Дмитрия. И после паузы добавил: – Найди блуждающее радио.
На ужин Дмитрий не пошёл. Не было настроения. Юноша долго сидел на берегу водохранилища, смотрел на слегка мерцающую воду и бросал округлую гальку – туда, где не было ряски. Через какое-то время рядом появилась Ольга. Она молча уселась на траву рядом с Дмитрием и запустила камушек в воду. Стоял тихий вечер, последние лучи заходящего солнца освещали верхние этажи домов. Облака окрасились в малиновый цвет, пели цикады.
– Красиво, – сказал Дмитрий, не оборачиваясь.
– Да, – ответила Ольга.
Тем временем вечер постепенно брал своё. Сумрак, клубясь, наползал из-за горизонта. Даже воздух стал каким-то другим: тягучим, дремотным, наполненным хмурой энергией.
– Слушай, а может, вечернее безумие просто висит в воздухе? Ну, какие-нибудь аэрозоли, распыляемые над городом? – Дмитрий повернул голову к Ольге.
– Может быть, – девушка пожала плечами. – Какая разница?
– Как это – какая разница? Зная причины вечернего безумия, мы сможем с ним бороться.
– А смысл?
Дмитрий посмотрел на девушку, и все давешние волнения показались ему глупыми. Он нежно обнял Ольгу и притянул её к себе. Девушка робко ответила на поцелуй Дмитрия, потом вывернулась из его рук.
– Пойдём искать блуждающее радио.
Музыканты уже собрались на квартире у Максима. Их было человек десять – больше чем ожидал Дмитрий. Ольга первой проскользнула в комнату и уселась на подоконник. Дмитрий остался у входа, он оперся спиной о дверной косяк. Максим не заставил себя долго ждать. Он вошёл в комнату, сжимая в руках коробку от обуви. Музыканты недоуменно переглянулись. Дмитрий за время работы в поиске научился не удивляться поступкам Максима, Ольга же, сидя на подоконнике, насвистывала себе под нос какую-то мелодию, демонстрируя всем своим видом полное равнодушие. Сейчас она была похожа на кошку – довольную и самодостаточную. Дмитрия неудержимо тянуло к этой девушке, если бы ему сейчас задали вопрос, для чего он пришёл сейчас сюда – чтобы остаться в Поиске или потому что так решила Ольга, юноша не смог бы дать ответ на этот вопрос.
Тем временем максим открыл коробку и высыпал на стол странные гарнитуры, состоящие из наушника, микрофона и небольшого стержня, который, по-видимому, играл роль антенны. Дмитрий зевнул – он не верил, что в поединке между тайнами Города и техникой горожан у последней есть хоть какой-то шанс. Музыканты же заметно оживились.
– Вы видите персональную гарнитуру. Для его использования достаточно настроится на нужную частоту и начать вращать антенну. В момент наиболее чистого приёма антенна покажет направление на транслятор блуждающего радио. Вы фиксируете направление, потом переключаетесь на аварийную частоту и связываетесь со мной. Я на карте отмечаю ваше местоположение и вектор. Пересечение векторов укажет место, откуда идёт трансляция. Я сообщаю на общей частоте это место, и вы все туда направляетесь. На месте поступаем по обстоятельствам.
– Это будет в одиннадцать? – спросил Илья.
– Это будет чуть раньше, – пояснил Максим. – За десять-пятнадцать минут до основного эфира на рабочей частоте проходят технические сигналы – щелчки, шумы, голоса. Продолжительность технического вещания – около тридцати секунд. Вы должны успеть за это время взять пеленг, чтобы к моменту начала основной трансляции все были уже на месте. План понятен?
План был понятен. Музыканты разобрали гарнитуры, Максим проинструктировал их, как лучше рассыпаться по Городу для наиболее эффективного пеленга. Когда музыканты разошлись, Ольга соскочила с подоконника, взяла со стола пеленг и нацепила наушник. Максим улыбнулся чему-то своему и поманил Дмитрия. Юноша подошел.
– Постарайтесь быть поближе к центру, – Максим протянул Дмитрию гарнитуру. – Из центра ты своевременно сможешь попасть в любую точку Города. Если, конечно, опять не вляпаешься в какую-нибудь историю. Ведь не вляпаешься?
Дмитрий обернулся на Ольгу.
– Не вляпаюсь? – спросил он девушку.
– Тебе виднее, – пожала плечами Ольга. И выскользнула из квартиры.
Когда Дмитрий догнал девушку, она успела пройти несколько кварталов. Дмитрий обнял Ольгу за плечо, и она неожиданно повисла у него на шее. Жаркий поцелуй вытряхнул из Дмитрия остатки того, что принято называть рассудком. Они стояли в объятиях друг друга, жадно целовались, и ничто в Городе не смогло разорвать их объятий. Боковым зрением Дмитрий зафиксировал, как мимо пронесся один из байкеров, к его спине прижималась молодая девушка. Байкер развернулся лицом к девушке, выпустив руль, и массивный байк вылетел с трассы, протаранив стену одного из домов. Всё это происходило словно в другом мире, для Дмитрия сейчас имела значения только стоящая перед ним девушка. Губы Ольги имели привкус дорогих сигарет, миндаля и корицы. Они стояли посреди тротуара, а Городом правил вечер. Время растянулось в вечность.
Внезапно Ольга выскользнула из объятий Дмитрия и приложила палец к губам. Дмитрий сделал шаг к девушке и вдруг осознал, что уже какое-то время слышит через наушник голос Максима.
– Мы взяли пеленг, повторяю, мы взяли пеленг. Блуждающее радио находится почти в центре, это район аварийных девятиэтажек. Все направляемся туда.
Ольга улыбнулась кошачьей улыбкой, взяла Дмитрия за руку и прошептала:
– Это около дома бабы Веры, пойдём.
Они бежали по вечерним улицам, не выпуская руки. Трупов было немного – вокруг царил восторг и безбашенность. Где-то во дворах запускали фейерверки, огненные струи уходили в небо, рассыпаясь в витринах магазинов разноцветными брызгами. Город жил вечерней жизнью – кто был мертв, кто пьян, кто находился в промежуточном состоянии. К девятиэтажкам они пришли первыми – может быть, потому, что они находились ближе всех к центру, а может, музыканты уже успели умереть. Хотя, как минимум, трое должны были оставаться в живых – кто-то должен был снять пеленг. Что передача велась с крыши одного из домов, сомнений не было. Для устойчивой передачи необходимо поднять антенну как можно выше – в этом Дмитрий был уверен. Он бросился было в подъезд, но Ольга схватила его за руку и укоризненно покачала головой. Через секунду Дмитрий и сам осознал свою ошибку – лестничные пролёты были обрушены, подняться на крышу не представлялось возможности.
– Что будем делать? – спросил он девушку.
– Пожарная лестница, – ответила она.
Проржавевшая пожарная лестница нашлась за углом. Дмитрий подсадил Ольгу, а потом вскочил сам, подтянувшись на нижней ступеньке. Они, как мухи, карабкались на крышу здания, умудряясь целоваться между этажами. Дмитрий не боялся сорваться, больше того, земля манила юношу, смерть в объятьях любимой казалась достойным завершением вечера. Но Ольга ползла вверх, словно заводная и Дмитрий, чтобы не отставать от девушки удвоил усилия, перебирая руками. А потом они оказались на крыше.
Перевалившись через бортик крыши, Дмитрий первым делом огляделся. Сразу же стало ясно, что они ошиблись крышей. Компактный синий купол с антенной, который не мог быть ничем другим, кроме как блуждающим радио, расположился на крыше соседнего дома. Дмитрий повертел настройки гарнитуры, потом, отдышавшись, произнес:
– Вижу блуждающее радио на крыше дома номер семнадцать. Если кто есть поблизости – забирайтесь туда, там есть пожарная лестница. Мы ошиблись домом и уже не успеваем спуститься.
В наушнике стоял только треск, какой бывает перед грозой, было непонятно, слышал ли их кто-нибудь. Ольга подошла к бортику, ограждающему крышу, уселась на него, свесила ноги вниз. Дмитрий присоединился к девушке.
– Как ты думаешь, для чего всё это? – спросила Ольга неожиданно. – Город, который нас убивает и потом воскрешает. Молодёжь населяющая этот город. Блуждающее радио…
– Может быть, блуждающее радио – это подсказка? – Дмитрий положил руку на плечо Ольги. – Город хочет о чём-то нам сказать, но мы этого не слышим. Гоняемся за призраками, вместо того, чтобы искать ответ на главный вопрос.
– А какой, по-твоему, вопрос главный? – Ольга заглянула Дмитрию в глаза.
– Не знаю. Может быть: "для чего всё это?"
Дмитрий коснулся губами носа девушки, спустился чуть ниже, стал жадно целовать Ольгу. Та нежно ответила на его поцелуи, потом отстранилась, заглянула в глаза Дмитрию.
– Пошли?
Они взялись за руки, оттолкнулись от ограждения и прыгнули вниз. Где-то на уровне четвертого этажа включилась гарнитура. Далёкая мелодия прорвалась через шум помех.

...нам чашу жизни не дано испить, мы слепнем, мимоходом прозревая. И снова открываем двери рая, в который раз пытаясь полюбить.

  © Дэн Шорин 2005–2017