Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

публикация в сборнике «Аэлита. Новая волна» (2004 год)
публикация в журнале «Я» (#22(15), 2005 год)
публикация в журнале «Вселенная. Пространство. Время» (#5(36), 2007 год)

А всё-таки она вертится

– У нас проблемы.
Творец возник перед Гавриилом в образе атлетически сложенного мужчины лет тридцати. Сказать, что архангел удивился – не сказать ровным счётом ничего. В последний раз Творец лично посещал Гавриила на Земле более пятнадцати веков назад, в связи с известной заварушкой в Палестине. Гораздо чаще просто поступал вызов, и архангелу самому приходилось отправляться на небеса, чтобы получить очередное задание.
– Проблемы, Господи? – Гавриил попытался представить себе такую глобальную катастрофу, чтобы Сам Творец посчитал её достойной Своего непосредственного участия. В голову не приходило ничего путного.
– Проблемы... – Творец поморщился.
Они находились в богато обставленном замке, несущем на себе легко узнаваемый отпечаток позднего ренессанса. Гавриил пододвинул Богу свой любимый стул, а сам уселся напротив на корточки.
– Происки сатаны?
– Ты что? Сатана всего лишь падший ангел. И воображение его ограничено рамками, свойственными для любого из ангелов. Нет, источником наших проблем служит один человек.
– Всего лишь один человек, Господи? – изумился Гавриил.
– "Всего лишь один человек" открыл этот мир для греха. И "всего лишь один человек" вернул миру надежду, взойдя на крест.
– Но это же был Ты, Господи!
– В тот момент Мои возможности не шибко отличались от возможностей простого смертного...
– Так кто же этот человек, который готов потрясти основы миропорядка? – Гавриил внимательно посмотрел на Бога.
– Вот-вот, это ты точно заметил. Потрясти основы миропорядка... – Творец прищурился. – Его зовут Галилео Галилей.
– Этот полуслепой итальянец? – изумился Гавриил. – Он ещё вроде бы изобрёл телескоп...
– Не изобрёл... Он просто догадался направить голландскую зрительную трубу на небо. И увидел там планеты.
– Ну да, я их каждый раз вижу, когда пролетаю мимо небесных сфер, – немного подумав произнёс Гавриил. – Луна, Меркурий, Венера, Солнце, Марс, Юпитер...
– А вот этот итальянец решил, что Земля вертится вокруг Солнца, – Творец вздохнул. – А ещё вокруг собственной оси.
– Бывает, – Гавриил красноречиво поднёс руку к виску. – К тому же идея далеко не нова. Был поляк Коперник, был печально известный итальянец Бруно. Нам даже не надо прилагать никаких усилий, обычные люди гораздо умнее всех этих теоретиков.
– Знаешь Гавриил, иногда вполне предсказуемые человеческие поступки дают абсолютно непредсказуемый результат... Результат, способный привести в движение такие фундаментальные законы природы, о которых даже ты не имеешь ни малейшего представления.
– Мы можем этому как-то помешать, Господи?
Творец внимательно посмотрел на архангела.
– Мы можем попытаться. Но после Голгофы очень многое зависит от самого человека. От его умения победить самого себя. Хотя... попробуй Гавриил. Твоя нынешняя миссия в том, чтобы Галилей отрёкся от своих взглядов.
– Как скажешь, Гос... – Гавриил осёкся. Творца рядом уже не было.

****

Телескоп стоял на крыше небольшого домика учёного в Падуе. Гавриил про себя отметил, что "Светлейшая республика Венеция", на территории которой располагалась Падуя, порождала немало философов – именно здесь в первый год нового семнадцатого века был арестован Джордано Бруно. Впрочем, корни всего лежали в ренессансе – концепция, задуманная Творцом для того чтобы обновить застоявшуюся богословскую мысль, принесла кучу неожиданных побочных эффектов. Смеркалось. Гавриил аккуратно постучал по блестящему медному набалдашнику.
У Галилео не было прислуги, поэтому дверь открыл сам семидесятилетний учёный. Гавриил представился усталым путником, и Галилео сразу же предложил своё гостеприимство. За ужином разговор зашёл об устроении мира.
– Я полагаю коперникову систему на порядок превосходящей систему птолемееву, – Галилео говорил тихо, но убеждённо. – Движение планет по деферентам и эпициклам, постулированное Клавдием Птолемеем не даёт достаточной точности в математических расчётах.
– А можно чуть по подробнее? Что это такое – деференты и эпициклы? – спросил учёного Гавриил. – Уж простите мне мою безграмотность.
– Ничего, меня вот тоже по молодости из Пизанского университета за неуспеваемость отчислили. Правда, я там изучал медицину. Деференты – это окружности по которым, согласно Птолемею, вращаются вокруг Земли Солнце и Луна. Для вычисления небесного положения светил деферентов достаточно. А вот для планет они не дают достаточной точности. Поэтому Птолемей считал, что в данном случае, по деференту движется не сама планета, а центр другой окружности несколько меньших размеров – эпицикл. По этому эпициклу движется центр следующего эпицикла и так далее... По последнему из эпициклов движется сама планета.
– Вполне разумно, – Гавриил бросил взгляд на Галилео. – Я бы назвал это методом последовательных приближений.
– Ерунда! – Галилео чуть не перевернул тарелку. – Этот метод нужен лишь для того, чтобы притянуть за уши морально устаревшую Аристотелеву теорию к современным научным данным. Просто некоторые учёные настолько консервативны, что не видят дальше собственного носа.
– Как я понимаю, теория Коперника бездоказательна, – робко заметил Гавриил.
– Ерунда! – ещё раз воскликнул Галилео. – Хотите я вам покажу эти доказательства?
Они поднялись на крышу. На хлипком треножнике стояла длинная труба.
– Это и есть телескоп? – спросил Гавриил у Галилео.
– Да, – скромно ответил учёный. – Не хотите взглянуть?
Гавриил посмотрел в телескоп. Неровно обработанные линзы давали мутную картинку, из-за чего небесных сфер, удерживающих планеты на орбитах, видно не было.
– Ну и где же доказательства? – спросил Гавриил разочарованно. – Я вижу всего лишь статичную картинку, а для создания схемы устроения мира нужно наблюдать за небом годы и годы. И потом, я очень сильно подозреваю, что полученные наблюдения будут сочетаться как с птолемеевой, так и с коперниковой системами.
– Смотрите сюда! – Галилео направил телескоп на Юпитер. – Что вы видите?
– Полагаю, это Юпитер, – Гавриил озадаченно посмотрел на учёного.
– А вокруг Юпитера что вы видите?
– Планеты, – ответил учёному Гавриил.
– Ну вот! – от радости Галилео даже захлопал в ладоши. – Эти микропланеты – я называю их спутниками – движутся вокруг Юпитера. Вот вам и модель мироустройства. Точно так же все планеты движутся вокруг Солнца.
– Пардон, а вокруг Луны какие-нибудь планеты движутся?
– Нет, а что? – Галилео озадаченно посмотрел на Гавриила.
– А вот вам и доказательство, что вокруг планет другие планеты двигаться могут, а вокруг светил – нет.
– Но Луна – это не светило! – возмущённо произнёс учёный.
В этот момент Гавриил понял, что с фанатиками спорить бесполезно.

****

В инквизицию Гавриил явился в парадном облике. Огненный меч, четыре крыла и горящий взгляд. Инквизитор встретил Гавриила по-деловому: уже через несколько минут, несколько отойдя от шока, он догадался спросить, что привело Гавриила в их ведомство.
– Галилео Галилей, – просто ответил архангел.
– По нему уже давно дыба плачет, – признал правоту архангела инквизитор, – вот только есть одна проблема. Галилей известный учёный и старый друг папы Урбана VIII. К тому же, его постулаты напрямую не противоречат ни Библии, ни исследованиям нашего ведущего теолога кардинала Беллармина...
– Зато они противоречат Истине! – заявил Гавриил. – Как вы пропустили его последний труд "Dialogo sopra i due massimi sistemi del mondo ptolemaico e copernicano"???
– Во-первых, эту работу одобрил римский папа. Во-вторых, в предисловии сказано, что этот труд доказывает ошибочность коперниковой системы.
– Этот труд доказывает только невнимательность некоторых инквизиторов, – Гавриил упёрся взглядом в переносицу собеседника. – Вам предстоит исправить положение.
– Хорошо, – лицо инквизитора покрылось потом. – Как Господу будет угодно. Мы сожжём Галилея.
– Ни в коем случае, – Гавриил принял прежнее невозмутимое выражение лица. – Вы не должны Галилео и пальцем тронуть. Нужно сделать так, чтобы он сам отрёкся от ереси.

****

– Я, Галилео Галилей, полностью отрекаюсь от системы мироустройства по Копернику, поскольку придуманная им система ошибочна по сути и противоречит Священному Писанию. Достаточно просто обладать здравым рассудком, чтобы понять, что Земля не может вертеться, как ей захочется, иначе все люди и звери, и прочие твари улетят в пустоту.
Гавриил с Творцом незримо находились в зале суда и внимательно наблюдали за процессом. Семидесятилетний учёный выглядел совершенно сломленным. Галилео стоял на коленях и смотрел в землю.
– Система Коперника есть величайшая ересь, с которой я, как добрый католик, никак не могу согласиться, – продолжил он после паузы.
Инквизиторы о чём-то посовещались. Впрочем, исход этого совещания Гавриилу был очевиден – архангел сам придумывал для старика наказание.
– Учёный Галилео Галилей приговаривается к пожизненному заключению и обязуется впредь никогда не утверждать ничего, что могло бы вызвать подозрения в ереси. С учётом искреннего раскаяния, тюремное заключение заменяется Галилею на пожизненный домашний арест.
И тут Галилей поднял глаза. Взгляд его был прикован к тому месту, где находился Творец. И хотя учёный не мог видеть Бога, Галилей отчётливо прошептал: "А ВСЁ-ТАКИ ОНА ВЕРТИТСЯ".
В этот миг в духовном, невидимом человеческому взгляду, мире воцарился хаос. Медленно, с почти ощутимым скрипом, Земля начала набирать обороты. Гавриил даже не заметил, как со своего законного места в центре вселенной Земля, увлекая за собой Луну, сместилась в точку между орбитами Марса и Венеры, а Солнце по-хозяйски утвердилось в центре мироздания.
– Господь, что происходит? – в панике спросил архангел Творца.
– Это действует человеческая вера, Гавриил, – печально ответил Бог. – Именно верой человек силён, именно вера способна двигать горы и даже планеты. Галилей очень сильно верил в свою правоту, и его вера стала действием.
– Что же теперь будет, Господи?
– Ничего особенного. Коперник выдумал жизнеспособную схему, мир даже не заметит, что что-то изменилось, – Творец тяжело вздохнул. – Я боюсь другого. Вдруг кто-то из людей сумеет так же сильно поверить, что Бога не существует.

  © Дэн Шорин 2005–2017