Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

Эльфы придут!

Эльфы придут!

Тяжёлые дубовые двери с грохотом закрылись. Зрачки моментально расширились, адаптируясь к полумраку амбара. На меня смотрело двенадцать пар глаз – все уцелевшие жители деревни.
– Ну что, пожаловал? – спросил Олег. Впрочем, спросил беззлобно, мы находились на одном положении.
– Пожаловал, – кивнул я и уселся на корточки.
За моей спиной раздался приглушенный стук молотка. Это заколачивали двери.

– Человеки идти работать! – писклявый голос Отри разносился по деревне. – Человеки достаточно прохлаждаться, время идти работать.
Отри – степной орк, нечто вроде шавки при орках настоящих, горных. Давным-давно он обосновался в нашей деревне, внушая людям лишь жалость, на худой конец омерзение. Маленький, прыщавый, похожий на жабу он только и мог, что скулить да просить милостыню. И что самое интересное – ведь давали. Кто чашку похлёбки ему вынесет, кто горсть аппетитных, пахнущих дымом парисов. А уж если у кого свадьба или именины, тут и кусок пожирнее перепадал.
Вообще, у нашей деревни богатая история. Возникла она ещё тогда, когда про империю эльфов ещё никто и не слышал. Жил здесь люд, промышляющий пушниной, да старатели, и жил надо сказать не бедно. Во всяком случае, в ту пору одного крупного скота в деревне под сто голов насчитывалось. А кур и всякой прочей мелкой живности – так и не счесть было. Вот только кикиморы, да прочая мелкая нежить шибко всем досаждали. И потому, когда пришли эльфы, и прогнали нечистые силы аж до самого Кесиатентора, никто возражать не стал. Тем паче, какой-никакой порядок настал, да и цена на пушнину при эльфах выросла – не каждый рискнёт отправится за зверем, не испросив хозяев. Но, как оказалось, ничто не вечно. Время властно даже над первозванными. И Империя великого Сталадриса распалась, рассыпалась на множество анклавов. А в горах откуда-то появились орки.
– Если человеки не работать, они получать большая плеть, если человеки работать, то они получать немного пища, – верещал Отри. – Давайте-давайте, живее вставать и идти валить лес...
На самом деле "человеков" здесь и нет. Сплошные полукровки. Какой только крови у нас не встретишь. Людская, эльфийская, орочья, гномская, даже от зелёных гоблинов кое-кто из мужиков свой род считает. Чистокровок тут раз-два и обчёлся. Раз – это Отри, как я уже говорил, он степной орк. А два – это я, Арэль, западный эльф.
– Что-то Отри сегодня разошёлся, – поморщился Олег, кузнец от Бога, плечистый парень, занимающий соседнюю со мной лежанку. – Ещё солнце не встало, а он уже петухом заливается. И не лень ему самому в такую рань подниматься?
– Мож, проверка какая? – предположил я, не высовываясь из под одеяла. – Делегация с гор. Приехали посмотреть, как "человеки" работают. Надо бы сегодня приударить. Мож, паёк поднимут?
– Норму они поднимут, а не паёк, – криво усмехнулся Богдан, уже вставший со своей лежанки в углу и теперь мрачно плескавший себе на лицо водой из умывальника. – Ты чё, орков не знаешь?
– Кааазлы эти орки, – смачно растягивая букву "а" сказал Анди. – Гнать их надо.
– Прогонишь их, пожалуй, – сморщился Олег. – Лучше подымайся, пошли работать. Довякаешься, опять без пайка оставят.
Сказал-то он это Анди, но одновременно бросил косой взгляд в мою сторону. Я с сожалением скинул одеяло и потянулся. Лес валить было ужас как неохота.

Мужики собрались вокруг меня, молча, без единого звука. Каждый хотел спросить о том, что снаружи, и каждый из них боялся получить ответ свой вопрос.
– Ну, как там? – нарушил молчание Семён.
– Ты в Бога вроде веришь? – спросил я его.
– Верю, – кивнул Семён.
– Тогда молись, – просто ответил я. – Можешь не успеть.

Орки действительно приехали. Впятером. На своих низкорослых скакунах, более приспособленных подниматься по узким горным тропинкам, чем развивать какую-никакую скорость на равнине. Бросив косой взгляд на то, как мы работаем, орки закрылись в клубе.
– Пьянствуют, – понимающе кивнул Олег.
– Военные планы строят, – с жаром возразил Отри. – С утра водку пить только человеки.
Хотя тот факт, что орки его не позвали к себе подействовал на Отри угнетающе.
– Ладно, не расстраивайся, – попытался утешить Отри Семён. – Может быть им секретность не позволяет, чтобы ты присутствовал.
– Конечно, секретность! – тут же ухватился за эту идею Отри. – Орки идти эльф добивать, а по пути заходить сюда, смотреть, как человеки работать. А ну, не сачковать!
Пьянка в клубе продолжалась часа три. Как известно, у орков любая пьянка кончается либо мордобоем, либо хоровым пением. Поэтому, когда пятерка высоких гостей вывалила из клуба с гитарой в руках, мужики облегчённо вздохнули.
– Кажись, пронесло, – прошептал Богдан. – Мордобой отменяется по причине художественной самодеятельности.
Через пару минут дребезжание гитары окутало поляну, и орки наперебой затянули какой-то марш.
– А вы друзья, как не садитесь… – тихо сказал Анди, – Рождённый орком летать не может.
– Да ты смотри, что они с инструментом делают, – возмутился Богдан. – Руки им надо оторвать за такую игру.
Тем временем орки сами осознали, что их музыка далека от совершенства. Они долго что-то выговаривали Отри, который победнел, как мел, а потом засеменил к нам.
– Человеки, Орки хотят нормальный инструмент. Тот инструмент, который вы им подсунуть, не играть.
– Я им щас покажу "не играть"! – возмутился Богдан. – На зеркало пенять каждый горазд!
– Не высовывайся, – дёрнул Богдана за рукав Олег.
– Я им щас сыграю! – Богдан выхватил у Отри гитару и присел на корточки, подстраивая звук. Потом он уверенно направился в сторону орков.
Богдан от рождения обладает абсолютным слухом. Лауреатом всевозможных смотров по классу "гитара" он становился несчётное число раз. Вот и сейчас он уселся на пень напротив орков и заиграл. И как заиграл!
Я сам не ценитель музыки. Молва слагает бесчисленные истории про эльфов, и в каждой из них эльф непременно должен в совершенстве играть на лютне. Вот только байки обычно далеки от истины – музыкальный дар среди эльфов редкость. Но то, как играл Богдан, смог оценить даже я. Его музыка гармонировала с ветром, лезла в душу и выворачивала её наизнанку. Я сидел и не дышал, прислушиваясь к трепещущим звукам гитары. А потом раздался громкий шлепок, и мелодия прекратилась.
Богдан лежал на земле, а пятеро орков пинали его ногами. Молча и целеустремлённо.
Первым моим желанием было рвануться на выручку к Богдану, но я сдержал свой порыв. Я эльф, и если я полезу в драку, то Богдану придётся ещё хуже. Эльфов орки не переваривают физически, неприязнь лежит на уровне ферромонов. Потому и война не стихает уже много лет.
Олег единственый, кто бросился Богдану на помощь. Сначала я подумал, что он в одиночку накинется на пятерых орков, однако Олег поступил иначе. Он взял в руки отлетевшую в сторону гитару и нарочито резко ударил по струнам. Пять физиономий разом повернулись в его сторону, а шестая – помятая, принадлежащая Богдану – преисполнилась искреннего недоумения. Олег тем временем наиграл какой-то простенький марш, и на широких орочьих лицахх вдруг нарисовались улыбки. Олег играл на гитаре, а Богдан постепенно отползал в нашу сторону. Впрочем, до него уже никому не было дела. Орки большими кулаками лупили себя в грудь и во весь голос пели:

"Мы Орки, а Оркам нет равных в бою,
Мы Орки, а, значит, прорвёмся!"


Снаружи раздался неясный шум и ржание коней. Наших коней, деревенских.
– Чего это они? – осипшим голосом спросил Игорь.
– Сено подвозят, – ответил ему Олег. – Видать, запалить нас собрались.
Нависла тишина. Пугающая тишина.
– Пусть, – прошептал Семён. – Правда наша. А это главное.

Запах доброго эля разносился по лесу, будоража наше обоняние. Орки сидели вокруг костра и большими чашками черпали горячий эль. Отри суетился, обслуживая высоких гостей. Мы же сидели немного в стороне, с тщательно скрываемой завистью поглядывая на орочью трапезу.
– Недолго им жировать осталось, – Анди подсел ко мне. – Время орков кончается.
– Ты что ли их разгонишь? – усмехнулся я.
– Ты не смотри, что я неказист из себя, – Анди заглянул мне в глаза. – У меня половина крови – эльфийская. Потому я тебя и выделил. Мы, эльфы, должны держаться друг за друга. Хотя бы до тех пор, пока не придут наши воины.
– Наши воины? – я с недоумением уставился на Анди.
– Эльфы придут! Они обязательно придут! Эльфы своих не бросают! В нас с тобой течёт эльфийская кровь, и её голос зовёт к отмщению.
Мужики потихоньку окружили нас.
– А мы? – Олег внимательно взглянул в глаза Анди.
– Вам тоже найдётся место под солнцем. Когда эльфы придут, они всех освободят от рабства. Конечно, на ключевых позициях в новой империи будут те, в чьих жилах бежит эльфийская кровь. Но это ведь справедливо. Именно кровь нас делает теми, кто мы есть.
– Да ну? – фыркнул Богдан. – Это что ж, выходит, ежели в ком течёт кровь охотника, то и из лука ему учиться стрелять не надо, соболь сам к ногам упадёт?
– Ты хочешь сравниться в стрельбе из лука с высокородным эльфом? – ухмыльнулся Анди. – Да тебя даже Арэль с закрытыми глазами сделает. Не говоря об Эльфийских Лордах.
Я пристально посмотрел Анди в глаза.
– В пуще любого снайпером сделают. Если он не подохнет раньше. Год работы на рудниках не в пример легче месяца занятий с эльфийским тренером.
– Ну и что, зато эльфийской гвардии нет равных, – Анди обиженно отвернулся.
– Кстати, о гвардии… – Оживился Богдан – С чего ты взял, что эльфы вернуться. По слухам, орки со дня на день выиграют войну.
– Ерунда! Пропаганда! Смотри сюда! – Анди достал из-за пазухи небольшой медальон. В хрустальном шарике виднелось бурое пятнышко. – Это кровь Фальмари. Пока эльфы в силе, медальон светится в темноте. И чем больше наша сила, тем ярче свет. На, посмотри!
Богдан сложил ладони лодочкой, и Анди опустил туда медальон. Я отчётливо видел свет, который пробивался сквозь пальцы Богдана.

Огонь весело трещал, охватывая амбар со всех сторон. Низом ползли клубы дыма. Семён подошел к узкому оконцу, в которое могла пролезть разве что кошка. И в тот же миг упал на земляной пол. Из глазницы у него торчала короткая эльфийская стрела.
Я выглянул в окошко. Они стояли шагах в тридцати от амбара. Два Лорда, облачённые в цвета западных эльфов. Зелёный охотничий костюм плюс чёрные сапоги из орочьей кожи плюс красные замшевые перчатки. Один из них неуловимым движением вскинул лук, но тут же опустил его, узнав меня. На его лице мелькнула жестокая ухмылка. А я вдруг понял, что на лёгкую смерть от эльфийской стрелы рассчитывать не приходится.
Около эльфов копошился прислужник, в котором я без труда узнал Отри. Я даже не удивился. Такие как он при любых хозяевах останутся в фаворе. Орк мимоходом посмотрел на меня, и в его взгляде читалось презрение.

Нельзя сказать, что эльфы появились так уж и внезапно. Где-то минуты за две до их появления перестали петь птицы. Но разве способны пьяные орки обратить внимание на такую хрупкую вещь, как птичье пение? Я сам осознал опустившуюся на лес тишину лишь за пару мгновений до того, как на опушке появились первые лучники.
Орки умерли сразу. Все пятеро. Уцелел только Отри, забившийся под какой-то камень и поминутно вздрагивающий.
А потом эльфы взялись за нас…
Я сидел за столом, а напротив меня сидел Лорд Квиндриэри. Его тяжёлый взгляд буквально жег мне переносицу.
– Неужели обязательно уничтожать деревню? – в моём эльфийском сквозила безысходность.
– Они были под орками. Они полукровки. Предатели.
– Я тоже был под орками! Почему я должен жить, а они нет?
– Ты эльф! – в голосе Лорда звучал металл. – Если хочешь, конечно, можешь присоединиться к своим друзьям в амбаре. Только знай, о твоей героической смерти никто не сложит хвалебных песен. Никто о ней не узнает. А совсем скоро в этом мире останутся одни эльфы. Ну ещё рабы из людей и троллей. Полукровкам нет места под солнцем. Существование полукровок ведёт к вырождению расы.
– Ублюдок! – я смачно плюнул в Квиндриэри.
Лорд молча достал платок и вытер лицо. Потом позвонил в колокольчик.
– Уведите. В амбар, к остальным. Он слишком долго жил среди людей.

– Не верю! – Анди помутневшим взглядом окинул нас. – Почему? За что?
Медальон с капелькой крови выскользнул из его руки и упал в огонь. И тут же с хлопком лопнул.
– За то, что мы не такие как они, – Олег взял Анди за плечи. – За то, что мы – целая деревня полукровок. Нонсенс. Опровержение всех их постулатов о чистоте крови. Эльфы не могут нас понять. А то, что нельзя понять, они считают необходимым уничтожить.
Анди взглянул на меня, и внезапно его взгляд прояснился.
– Ты! Почему? Почему ты не с ними? Ты ведь эльф. Чистокровный эльф. Почему? Почему ты здесь, а не там?
Дым уже заполонил всё. Становилось трудно дышать.
– Снаружи остались те, для кого на первом месте стоит кровь, – вздохнул я. – Те, кому глубоко плевать на конкретных людей. Я здесь – потому что для меня чистота крови не имеет никакого значения. А вот почему здесь ты?

  © Дэн Шорин 2005–2017