Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

Брат

Брат

И сказал Господь Каину: где Авель, брат твой?
Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему?
(Бытие 4:9)

Наступила ночь. Я высунул голову из палатки и огляделся. Ничего, горизонт чист. Я перекинул винтовку через плечо и вылез наружу. Быстро собрав палатку, я двинулся по каньону. Несколько камешков вылетели у меня из под ног и скрылись в пропасти.
Я посмотрел вниз и увидел одинокую фигурку. Почти в то же самое время грянул выстрел. "Неплохо", – подумал я, осмотрев выбоину в паре метров от моей головы.
– Дэн Скай! – долетел до меня голос из каньона.
Я молча снял винтовку с плеча, молча прицелился.
– Остановись, Дэн Скай!
– А кто меня остановит? Уж не ты ли?
– Ты нарушил устав КАУ!
Теперь я узнал его. Это был 74 номер Клуба Анонимных Убийц. Его звали Игорь, и он всегда отличался излишней самонадеянностью. Я плавно потянул курок, и Игорь рухнул на дно каньона.
Если мне удастся добраться до вершины без приключений, то там меня встретит флаер. А это мне даст шанс покинуть планету.
Затрещал сотовый телефон. Я узнал голос Ника Крокеда, президента КАУ и, по совместительству, моего младшего брата.
– Дэн, ты куда-то торопишься?
– На твои поминки!
– Я лично пристрелю тебя, подонок! Я уже близко!
Я сделал паузу, а потом произнес:
– К сожалению, моя винтовка неспособна поразить цель на таком расстоянии.
Мой блеф не удался. Ник только рассмеялся:
– Зато моя способна!
Раздался выстрел, и мое левое предплечье пронзила жгучая боль. Я упал на землю и, сцепив зубы, промолчал.
– Как самочувствие, брат? – раздался в трубке ехидный голос Ника.
– Где тебя учили стрелять?
– Не в КЛУНе!!!
Я сплюнул. Клуб Любителей Убивать Наемников был второй по величине бригадой наемников после КАУ. И я был его почетным президентом.
– Врешь, гад! Ты меня даже не оцарапал!
– Чего ты хочешь с расстояния в три километра!
Это было похоже на правду. Стрелял Ник действительно здорово. Одно слово – гены. Но теперь пришлось менять диспозицию. С простреленным предплечьем затащить палатку на вершину было делом слишком трудоемким. Я отстегнул ремень, и палатка полетела в пропасть. Вслед за ней туда же полетели консервы, морской кортик, двенадцать килограммов тротила и ручной гранатомет.
Передвигаться мне приходилось по закрытым расщелинам, опасаясь случайной пули. И в тот момент, когда я был уже почти на вершине, плазменная пуля отщепила кусочек камня у самого моего виска. Мобильник затрещал снова.
– Дэн, ты труп. Тебе не взлететь с этой планеты.
Еще одна пуля ударила в скалу, за которой я прятался.
Я поднял винтовку и разглядел в окуляре прицела маленькую фигурку, прислонившуюся к скале, удаленной не на три, а минимум на пять километров. Чтобы мне успеть подняться к флаеру, надо попасть как можно ближе к этой фигурке. Я подвел перекрестие прицела, которое казалось непропорционально большим, к далекой точке и постарался сосредоточиться. Давным-давно, на галактической олимпиаде мне удалось совершить невозможное – попасть в мишень, которая находилась на расстоянии трех с половиной километров от меня. Тогда я воспринял это, как успех. Сейчас меткость моей стрельбы уже не та, но если мне не удастся напугать Ника, то проживу я не больше часа. Я плюнул на палец, прикинул направление и скорость ветра. Все-равно в ущелье она не та, что на открытой местности, но для точного выстрела необходимо сделать хотя бы грубые прикидки. В какой-то миг большая точка перекрестья замерла над маленькой фигуркой человека. И я потянул курок.
Сухой щелчок выстрела отпечатался в моих ушах. В трубке мобильника раздался сдавленный хрип, и мое сердце оборвалось. Через минуту трубку взял Марк, босс Анонимной Организации Наемников.
– Дэн, тебе повезло. Ты по-прежнему лучший наемник галактики. А теперь, после смерти Ника, ты станешь главой КАУ. Не высовывайся пока, я отзову своих людей, и мы вернемся на Землю.
Но я уже не слышал Марка. Я выскочил на вершину и швырнул винтовку в пропасть. У меня за спиной стоял флаер, и двигатель его уже запускал один из моих людей. Но слезы текли из моих глаз, и я, сжав кулаки, повторял как молитву: "Брат, не надо брат".
Кусочек плазмы прочертил свою траекторию у меня на плече. Они, конечно, мазилы, что не говори, но равновесия удержать я не смог. И уже летя в пропасть я кричал:
– Прости, меня, брат!

На далекой чужой планете, среди гор вы можете найти две могилы, прижавшиеся друг к другу. На первой из них выбита надпись: "Он был лучшим стрелком в галактике". На второй – другая: "Он до смерти любил своего брата". На этой могиле всегда лежат свежие цветы – альпинисты приносят их сюда со всех концов галактики. В самом низу памятника есть гравюра – человек, поднявшийся на самую вершину и шагнувший вниз вслед за братом.

  © Дэн Шорин 2005–2017