Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

публикация в авторском сборнике «Большой Космос» (2012 год)

Корпус Альфа

Корпус Альфа

Вхожу в кабинет начальника службы безопасности Империи полковника Грега Вильямса.
– Пошёл прочь! – не поднимая головы, твёрдым голосом говорит полковник.
Интересно, он всегда так встречает гостей? Если да, то я на всю имперскую безопасность не поставил бы и десяти центов.
– Вы это мне? – интересуюсь я, вежливо откашлявшись.
– А ты ещё кого-нибудь здесь видишь? – полковник наконец-то удостаивает меня поднятием головы.
– Просто я подумал, что было бы несколько расточительно посылать за мной звездолёт через половину галактики только для того, чтобы потом так просто отослать меня обратно...
Делаю паузу. В глазах полковника наконец-то мелькает заинтересованность.
– Ты Шейн?
– Так точно, – моментально отвечаю я.
Чтобы добиться уважения у военных нужно знать устав и уметь тянуть носок на плацу. Вам это скажет любой армейский психолог. Каковым меня и угораздило стать...
– Присаживайся, – полковник указывает на стоящий в стороне стул. – Если хочешь выпить – налей себе чего-нибудь из бара.
Лететь за десятки тысяч световых для того, чтобы иметь возможность напиться синтетического виски, достаточно глупо. А для успешной работы мне обычно необходима свежая голова. Поэтому я решительно качаю головой и с вопросительным выражением смотрю на полковника.
– У меня есть для тебя небольшая работа.
Все военные чем-то похожи. Последний раз, когда мне предлагали "небольшую работу", это кончилось чем-то из цикла "звёздные войны". Поэтому я не слишком обольщаюсь...
– "Небольшая" – это по сложности или по оплате?
– По времени... В твоём распоряжении всего неделя.
А у полковника, оказывается, есть чувство юмора. Я четыре дня только добирался сюда, в столицу Империи, на Землю. А ещё надо отметить, что Империя живёт по земному календарю, в котором, в отличие от галактического, неделя состоит не из десяти стандартных суток, а всего лишь из семи. Я улыбаюсь...
– И что я должен сделать за неделю?
– Практически невозможное... – полковник встаёт из-за стола. Нервишки, однако... – Но сначала ответь мне на один вопрос. Тебе не кажется странным, что СБ Империи обращается за помощью к своим коллегам из Лиги миров?
Внутренне усмехаюсь. Сейчас будет обязательный тест на политическую благонадёжность. Кстати, абсолютно напрасный – лично я ничего против императора не имею.
– С тех пор, как двадцать лет назад Лига миров добровольно вошла в состав Империи, мы, вроде как, вам не чужие.
Полковник улыбается.
– Но раньше-то мы не прибегали к помощи СБ Лиги...
– Либо у вас сменилось начальство, либо у имперской СБ проблемы, – отвечаю на незаданный вопрос я.
Я точно знаю, что единственным начальником службы безопасности Империи вот уже пятнадцать лет является полковник Вильямс, и подавать в отставку он, определённо, не собирается. Но излишняя осведомлённость никогда не ценилась в нашей профессии. Как сказал кто-то из классиков ещё в докосмическую эру: "Меньше знаешь – дольше живёшь".
– Проблемы – это ещё мягко сказано, – полковник достаёт из кармана портсигар. – Куришь?
– Нет, – кратко отвечаю я.
– Молодец! – полковник аккуратно обрезает кончик сигары и закуривает. – Империя находится в состоянии войны с Альянсом...
– Это длится уже на протяжении пятидесяти лет, – коротко отвечаю я. – И за всё это время ещё ни одна планета не поменяла своего владельца. Как сказал ещё Большой Гарри, звёздные войны не окупаются.
– За последний месяц мы потеряли три системы, – сухим голосом возразил полковник. – Если всё так пойдёт и дальше, то Альянс выиграет войну к концу года.
Я ошеломлённо трясу головой. Это что-то новенькое.
– И как они это сделали?
– Не знаю...
Эти слова полковника окончательно ставят меня в тупик.
– Но ведь СБ Империи прослушивает даже кабинет президента Альянса!!!
– Да, а разведуправление Альянса напихало жучков в апартаменты императора, – полковник вздыхает. – Вот только что произошло на дельте Малого Быка, мы не знаем. А ещё мы не знаем, что случилось на Новой Германии и Лимонии. И твоя задача это выяснить.
Я ехидно усмехаюсь.
– А чего же вы знаете?
– Мы знаем, что на всех трёх планетах произошли государственные перевороты, и эти планеты попросили защиты у Альянса. Флот которого её с радостью и предоставил. А ещё мы знаем, что эту операцию проводил некий корпус Альфа.
Я пытаюсь скрыть охватившую меня дрожь.
– А что это за корпус?
– Не знаю, – разводит руками полковник.
– А откуда такая информация?
– Наш лучший агент, отдыхавший в это время на Лимонии, вышел на связь и сообщил, что переворот совершил корпус Альфа. Больше этот агент на связь не выходил.
– Понятно... – я пытаюсь сосредоточиться. – Что от меня ожидает командование имперской СБ? Только информации или же разгрома этого корпуса?
– Разгромить мы и сами кого угодно способны, – здесь полковник явно зарывается, но я его не перебиваю. – Нам нужна информация. И помни, в твоём распоряжении всего неделя!
– Мне нужен корабль и документы, позволяющие перемещаться по территории Альянса.
– В нашем техническом отделе работают лучшие специалисты, – с этими словами полковник протягивает мне зелёные корочки.
Открываю удостоверение и вижу там свою фотографию в форме лейтенанта РУ Альянса. Профессионально сделано! Даже я не в состоянии отличить его от подлинника. Печать. Трёхмерная голограмма. Отлично, всё просто отлично.
– Звездолёт в полной готовности ждёт тебя на третьем причале. Пилот незасвеченный, гражданский. Через сто семьдесят пять часов жду тебя с отчётом. Всё. Можешь идти.
– Служу Империи, – отвечаю я и выхожу из кабинета.
Итак, я получил задание. Осталось самую малость. Выполнить его... И первым пунктом в моём маршруте значится космопорт.

Последний раз на Земле я был семь лет назад. Тогда тоже была война. И голод. Каждый день в огромных крематориях сжигали тысячи трупов землян, умерших от голода. И это несмотря на то, что Земля – богатейшая планета империи, и именно здесь находится дворец императора. Мы ехали по дороге, а все обочины были завалены трупами. А через час, на приёме у императора нас угощали чёрной икрой, и первый тост был за процветание Империи. Фарс. Сплошной фарс, куда бы ты ни пошёл. Ведь это Земля. Планета, где говорят о величии Империи и упорно закрывают глаза на её упадок. Планета, живущая вчерашним днём.
Ловлю одинокий флаер. Мне до космопорта. Таксист заламывает немыслимую цену, и я обзываю его жаргонным словечком нынешнего поколения. Вместо того чтобы обидеться и улететь, таксист называет приемлемую с учётом инфляции цифру. А это значит, что не всё в датском королевстве так хорошо, как могло бы показаться.
– Как работается? – спрашиваю я, изобразив лёгкий славянский акцент.
– Паршиво. Не каждый день сыт бываю. А вы из России?
– Почти. Из Болгарии.
– София, пляжи... – таксист мечтательно вздыхает. – Как там жизнь?
– Как и везде. Полуголодное существование.
Разговор сам собой затухает. Но главного я добился. Если кто спросит, не подвозил ли водила инопланетчика, тот с уверенностью скажет "нет". Выглядываю в окно. А внизу на многие километры тянется пустырь, поросший полынью, крапивой и ещё невесть чем. И явственно, даже сквозь фильтры флаера, ощущается запах дыма.
– Давно не был дома? – спрашивает водитель.
– Давно, – отвечаю я.
Давно. Очень давно. Вот уже двадцать лет, как мой дом похоронен под десятками метров камня. Орбитальная бомбардировка вещь эффективная. У меня была жена и двое детей. А потом к Лиге миров нашли путь три мегадестроера Альянса. И всё... В этот миг моя жизнь превратилась в существование. А чуть позднее к нам пожаловал флот Империи. И обещал защиту в случае добровольного присоединения Лиги миров к Империи. А в противном случае... Догадайтесь сами, что случилось бы в противном случае.
– Скучаешь?
– Скучаю...
Демонстративно зеваю. Более очевидного намёка, что эта тема мне не по душе трудно и представить. Водитель всё понимает и сразу же замолкает.
Космопорт начинается внезапно. Пустырь плавно переходит в посадочное поле, которое отличается от пустыря только меньшей высотой сорняков. Где-то вдали темнеет административное здание. Мне туда, в общем, и не надо, однако я не хочу вызывать лишних подозрений у водителя, и мы летим к административному зданию.
Благодарю водителя, плачу деньги, спрыгиваю на землю. Влажная глина скользит, но я удерживаю равновесие. Всё, приехали. Поднимаюсь на второй этаж в диспетчерскую. Как попасть на третий причал? Ерунду говорите, девушка, конечно назначено. Куда лечу? На шахты Марса. А если серьёзно, это вы у себя в журнале посмотрите...
Девушка рассыпается в извинениях и объясняет, как попасть на третий причал. Механическим движением вешаю на нижнюю часть стола жучка. Мне очень интересно, кому вы сообщили о своём визите. Я не верю в бескорыстные улыбки в самом центре прогнившей Империи.
Девушка начинает звонить сразу, долго и сбивчиво пытаясь кому-то объяснить, как я выгляжу. Возвращаюсь в диспетчерскую и на корню пресекаю эту попытку. Уверенно пристёгиваю слишком болтливую диспетчершу к шкафу и звоню Вильямсу.
– Полковник, советую вам поинтересоваться, куда только что звонила диспетчерша космопорта, и кому она пыталась описать мою внешность.
– Хорошо, – голос полковника звучит хмуро. – Выясним.
Кладу трубку и направляюсь к причалу. Через пару минут в диспетчерскую ворвутся люди из СБ, а мне с ними говорить абсолютно не о чем.
Пилота звездолёта зовут Валерой. Он протягивает мне руку и широко улыбается. Здороваюсь. Пилот докладывает, что к старту готов. Что? А почему мы ещё на Земле? Валера улыбается, говорит "есть" и садится за штурвал. Усаживаюсь рядом с ним. Ключ на старт. Поехали!

Галактика – это такая большая штука, что иногда я удивляюсь скорости, с которой человечество расползается по ней. Мы чем-то напоминаем рыжих домовых муравьёв, которые, как только заведутся в одной из квартир, появляются сразу везде. Так и люди... Скоро нам станет тесно в этой галактике, и тогда мы хлынем дальше, в сторону Магелланова Облака. Если, конечно, не перегрызём друг другу глотки чуть раньше...
Звездолёт выходит на низкую орбиту. И тут же для проверки пристыковывается юркий кораблик контролёров. Окидываю взглядом выведенные на внешней обшивке термоустойчивой краской надписи, которые совсем не отличаются оригинальностью. "Не тормози, сникерсни", "Тормоза придумал трус", "Улыбайтесь, император любит идиотов". Ещё двадцать лет назад автору последнего изречения грозила бы, как минимум, высылка на линию фронта. А сейчас я не удивлюсь, если он вальяжно сидит в каюте этой летающей консервной банки и мнит себя единоличным вершителем наших судеб.
– Документы! – доносится по интеркому до нас властный голос контролёра.
Я суетливо (а что ещё прикажете делать, если надо следовать заготовленной ранее легенде?) расстёгиваю портмоне и вставляю пластиковую карточку в специальную щель.
– Проезжай!
Ещё одно въевшееся в космическую терминологию выражение. В космос "летают" чайники, а умудрённые сединой капитаны исключительно "ездят". Своими корнями это выражение уходит ещё к полумифическому первому космонавту, который перед своим первым стартом якобы сказал: "поехали". Валера быстро "проезжает" пункт планетарного контроля и движется в глубокий космос. А точнее сказать – в сторону глубокого космоса. Потому что если вы кому скажете, что нашли в Солнечной системе глубокий космос, вас поднимут на смех. Вот так. Больше мне в рубке делать нечего, и я отправляюсь в свою каюту готовить план предстоящей операции.
Первой остановкой выбираю Лимонию. Только не подумайте, что на этой планете растут лимоны; корни её названия кроются в той цене, за которую эта планета была приобретена императором. Один миллион долларов. Потом эта история была признана крупнейшей аферой тысячелетия. А сейчас Лимония стала среднеразвитой планетой класса В. И вот уже две недели она входит в состав Альянса.
– Мы должны будем нагло войти в сферу действия орбитальных батарей Лимонии, – ставлю я задачу Валере. – Так, чтобы у операторов Альянса даже мысли не возникло, что перед ними кто-то чужой. Никаких контрабандистских штучек с выпрыгиванием в стратосферу. Нам нужна сбалансированная траектория – быстрая, но с разумным расходом топлива.
Валера молча кивает. Говорят, что два пилота всегда поймут друг друга. Особенно, если один из них ещё и психолог.

Таможенная служба на Лимонии что надо. Мимо них и мышь без пропуска не проскочит. И даже контрабандист на бреющем. В принципе, лейтенанту РУ Альянса нечего опасаться. Вот только документы у меня липовые. Виртуозная подделка, но всё-таки подделка. А это значит, что в базе данных моего номера нет. А если и есть, то числится под ним кто-нибудь другой. И первый встречный компьютер запросто сдаст меня властям. При условии, конечно, что эта самая база данных уже прилетела сюда с центральной планеты Альянса, носящей звучное название Эльдорадо. А секретными базами РУ Альянса так просто не раскидывается. Что дает мне весьма ощутимый шанс.
Прохожу регистрационный контроль. Моё удостоверение попадает под чувствительные сенсоры сканера. Отлично знаю, что ни сирен, ни шума не будет в любом случае. РУ свой персонал инструктирует чётко. В случае обнаружения подделки не поднимать никакого шума и пропустить диверсанта через контроль. Группа захвата встретит его через несколько минут в безлюдном холле. Вот только таможенник тоже человек. И, как минимум, удивление в его глазах обязано отразиться в тот миг, когда он увидит, что документ фальшивый. Всего один миг, но мне его будет достаточно, чтобы, взяв заложника, начать пробиваться к кораблю.
В глазах таможенника не отражается ровным счётом ничего. Усталость, какое-то безразличное спокойствие и всё. Неужели прошёл? Выхожу в холл, небрежно положив руку на кобуру пистолета, который мне, как лейтенанту РУ полагается всегда носить с собой. Всё тихо. Выхожу на улицу и носовым платком вытираю со лба капельки пота. Пронесло! Теперь мне надо попасть во дворец вице-короля. Что, в общем-то, не проблема.
Охранник выглядит на редкость молодо. Однако я ни капли не сомневаюсь, что он своё дело знает. После того, как он пять минут пристально рассматривает моё удостоверение, возможности Вильямса уже не кажутся мне безграничными. Однако охранник возвращает документ.
– Что вас интересует, господин лейтенант?
– Кто дежурил здесь восьмого?
Именно восьмого августа на Лимонии произошёл переворот.
– Я, господин лейтенант.
– Кто посещал вице-короля в тот день? Из посторонних.
– Из посторонних?
В голосе охранника слышится сомнение, и я пытаюсь развить успех.
– У них могли быть любые документы. Даже наши.
Чувствую, что попал в точку. Молодой человек краснеет.
– Их было трое. Лейтенант и два капитана РУ Альянса. Они пришли без записи и потребовали срочной аудиенции у вице-короля.
Ловлю себя на мысли, что что-то не сходится в его словах. Не укладывается в узкую полоску привычной логики. Чисто интуитивно ощущаю фальшь, и тут же тренированный разум услужливо подбрасывает следующий вопрос.
– Тогда Лимония ещё находилась в составе Империи. Почему их пропустили к вице-королю?
– Понимаете, их удостоверения были фальшивыми. Очень талантливая подделка, господин лейтенант.
– А какое отношение это имеет к их визиту, – не понимаю я.
– Они были не теми за кого себя выдавали. И судя по реакции на их прибытие, вице-король их ждал.
– Как вы определили, что у них фальшивые удостоверения?
– У нас очень хорошее оборудование, господин лейтенант. Даже на таможне такого нет.
– Что было потом?
– Они поднялись в представительский кабинет. И двадцать минут о чём-то беседовали с вице-королём. Затем вице-король проводил их до входа. Через час он умер.
– Есть видеозаписи происшедшего? Аудиоплёнки? О чём они там говорили?
– Представительский кабинет защищён от наблюдения. А информация с видеокамер, стоящих в коридоре, оказалась странным образом уничтожена.
– И никаких следов... Кто кроме тебя их видел?
– Адъютант вице короля. Только он был расстрелян по подозрению в государственной измене.
Чистая работа. Единственный свидетель происшедшего сидит напротив меня. Единственный, через кого я могу выйти на этот неуловимый "корпус Альфа".
– Сумеешь сделать фоторобот этой троицы?
Охранник на секунду задумывается.
– Думаю, да.
А всё-таки неплохую охрану подобрал себе покойный вице-король. Можно было бы даже сказать хорошую, останься он в живых. Где-то через двадцать минут последний фоторобот ложится на стол передо мной.
– Ещё кто-нибудь спрашивал тебя о происшедшем?
– Нет. В связи с переменой власти тут такая кутерьма приключилась. Не до меня было.
– И последний вопрос. У вас хорошее оборудование для определения фальшивок. Моё удостоверение настоящее?
– Да.
Молча убираю фотороботы в карман и неуловимым движением достаю пистолет. Тихий щелчок, и незадачливый охранник падает на пол, так и не успев понять, в чём дело. Просто я получил от него всё, что хотел. А ещё мне не нужны свидетели.

– Три человека из "корпуса Альфа" убили вице-короля. Тут же власть в свои руки взял революционный комитет, созданный буквально за месяц из населения, сочувствовавшего Альянсу, – говорю Валере уже на орбите. – Все следы тщательно зачищены.
– А если отследить их контакты с революционным комитетом?
– Я пробовал. Никаких контактов, в принципе, нет. Несколько анонимных почтовых ящиков, адреса до востребования... Регулярных рейсов между Лимонией, Новой Германией и Дельтой Малого Быка не существует. Или у корпуса своя яхта или же здесь действовали разные группы.
– Вариант с яхтой выглядит красивее.
– Яхту легко вычислить. Я проверил центральный компьютер космопорта. Ничего похожего. Либо они мастера маскировки, либо я идиот.
Валера деликатно молчит. Видимо за свою жизнь он неоднократно сталкивался с идиотами, чтобы научиться вовремя делать паузу. Хороший навык. Характерный исключительно для агентов спецслужб. Широко улыбаюсь и перевожу разговор на другую тему.

На Новой Германии царствует зима. Холодный климат обусловлен планетарной орбитой в полторы астрономические единицы, а так же отсутствием наклона планеты по отношению к орбите. Соответственно, исключительно зима является здесь единственным временем года. Как говорят на Новой Германии "двенадцать месяцев зима, а остальное – лето". А ещё на Новой Германии потрясающие запасы мальтана. Именно из-за него здесь и была основана стратегическая колония. Именно из-за него Новая Германия и оказалась в числе первых планет, захваченных Альянсом. Ещё месяц назад она принадлежала Империи, однако 23 Аугуста Совет Директоров принял знаменательное решение о переходе Новой Германии под покровительство Альянса. Уверен, что и здесь не обошлось без вмешательства корпуса Альфа.
Паспортный контроль прохожу ещё быстрее, чем на Лимонии. Начинаю подозревать, что РУ Альянса мышей не ловит. Или они уверены в близкой победе, или просто преступно беспечны. Вспоминаю о судьбе имперского агента на Лимонии и решительно отбрасываю второй вариант. Интересно, как он вышел на диверсантов? Наверное, через адъютанта. Впрочем, это уже неважно – из Лимонии я выжал всё, что мог. Теперь бы найти хоть что-то на этой грёбаной Новой Германии.
Переворота, как такового, здесь не было, следовательно под Совет Директоров копать опасно. Впрочем, мне это не очень то и нужно; я с ходу могу предположить, что корпус Альфа как-то воздействовал на них, дабы они изменили Империи.

Массивная надпись "Интернет-кафе" закрывает собой добрую половину 12-этажного здания космопорта. Я плюхаюсь за клавиатуру и опускаю шторки, отгораживающие моё рабочее место от всего остального зала. Заблокировать пару следящих программ оказывается минутным делом, а уже в следующую минуту я бессовестно лезу в компьютерную сеть космопорта. Хорошая вещь – интернет. Жаль, на большинстве планет он запрещён. Держу пари, после сегодняшнего его запретят и на Новой Германии. Итак, что у нас есть? Список пассажиров, прилетевших на планету с 18 по 23 число. Ищу знакомые лица. Иван Вишневский. Прилетел двадцатого. Юлий Джимсон и Андрей Вивальди. Двадцать первое число. Все трое. Фамилии, разумеется, вымышленные. А вот фотографии как раз настоящие. Все трое покинули планету первого числа.
Скопировав все необходимые данные на диск, просто стираю базу космопорта. Две минуты. Почти личный рекорд. Пока системные администраторы очухаются, у меня есть ещё минут пятнадцать. Так. Теперь самое главное. В подвале Совета Директоров есть автономная атомная станция. На случай энергетических проблем. А Совет Директоров сейчас заседает в полном составе... Именем Империи! Графитовые стержни медленно выползают из энергоблока. Заблокировать состояние. Пароль. Высший приоритет. Как глупо – в каждом запросе содержится закодированный пароль. Гуд бай.
Неплохо. Общее время всего шесть минут двадцать секунд. Удаляю следы сетевого вмешательства. И пулей в космопорт. На этой планете больше делать нечего. Вряд ли в ближайшие несколько лет она будет служить Альянсу источником дохода. Или Империи. Когда надо, спецслужбы Лиги могут быть очень жестокими. В моём лице.

– Надо ли было решать проблему так радикально? – сегодня в Валере проснулся аналитик. Нет бы просто шпионить за мной, он ещё пытается сложить два и два. Ничего, меньше пяти у него всё равно не получится.
– Я хочу заставить Корпус Альфа действовать. Если они просто проигнорируют мои потуги, Империи несдобровать.
– И чего ты ожидаешь?
– Засады на Дельте Малого Быка.
Валера переваривает информацию. Я просто молчу. Дельта Малого Быка самая удалённая от Земли планета. Даже если Валера сейчас вызовет с Земли подкрепление, они не успеют. С Корпусом Альфа разберусь я сам. Или никто. Потому что имперской СБ он не по зубам. Надеюсь...

Дельта Малого Быка – типичная аграрная планета. Таких в галактике сотни. Я имею в виду – пригодных к терраформированию. Когда-то император высылал сюда каторжников. Прошли века, каторжники прижились, превратились в примерных фермеров, регулярно снабжавших Землю и другие промышленные планеты продовольствием. Вот только глубоко структурированная теневая экономика так прочно вжилась в правительство планеты, что на это давно махнули рукой. И вот, восемь дней назад на большой стрелке собрались крыши крупнейших территорий планеты. Кто первым начал стрельбу – неизвестно, однако результат говорит сам за себя. С гибелью авторитетов изо всех щелей полезла всякая криминальная шелупонь и решившая присоединиться к Альянсу во время же первой сходки.
Отслеживать появление на этой планете уже знакомой мне троицы было занятием глупым, если не сказать бессмысленным. Легионы контрабандистов, сделавших Дельту Малого Быка перевалочным пунктом сновали туда-сюда безо всякого досмотра, чем наверняка и воспользовалась пресловутая троица. Чем решаю воспользоваться и я.

Контрабандиста зовут Дмитрием, и он даже состоит в имперской гильдии свободных торговцев. За умеренную плату он взялся доставить меня на поверхность планеты, и я не особенно возражал, что эта плата раза в три больше среднего месячного заработка на планетах Лиги Миров. Как-никак, это уже тыл врага. Не думаю, что Империя будет так усердно цепляться за Дельту Малого Быка – от Земли она далеко, а сельскохозяйственных планет у императора и так пруд пруди.
– Что здесь стряслось? – спрашиваю у пилота, в то время как он неуловимыми движениями теребит джойстик, пытаясь спрятать выхлоп за облачным фронтом.
– Разборки... – Дмитрий немногословен, что вполне понятно. Меньше знаешь – дольше живёшь.
– И кто у вас теперь верховодит?
– Фраера.
Вот даже как. Интересно.
– А вы никак по понятиям живёте? – спрашиваю я, пытаясь изобразить удивление.
– Уже нет.
– А что случилось?
И тут Дмитрия прорывает:
– Мочилово случилось. Большое мочилово. Воры все на свиданку с Богом отправились. Одни фраера остались, да эти...
– Эти? – поощряю Дмитрия я.
– Эльдорадские воры.
– Ваши бугры что, под Альянс встали?
– Да не встали они под Альянс. Вырезали их, как быков. Забили им стрелку Эльдорадские воры, золотые горы наобещали. Ну, кто же не хочет золотых гор. А за свои слова среди воров принято отвечать. Ну, пришли они на стрелку, все при оружии, как и полагается... Но стрелять никто, вроде и не собирался. Все инопланетных гостей ждали. А эти суки "смерч" где-то достали. Ну и перепахали поле так, что потом долго мы воров по частям находили. Кто ухо подберёт, кто кисть руки...
– Ну и как, нашли этих козлов?
– А у них, оказывается, с фраерами нашими приблатнёнными уговор был. Мол, мы вам воров убираем, а вы нас не трогаете и в Альянс вступаете. И с планеты хотели убраться, чтобы не ответить за базар раньше времени. Вот только не всё у них до конца в тот раз получилось. Один вор всё же в живых остался. Ниматуло его кличут. Смешное имя, таджикское. Как он уцелел, про то история умалчивает. Так Эльдорадские воры на второй день вернулись за этим Ниматуло, хотели доделать работу. Вот только на то он и вор, чтобы два раза на одном и том же не сыпаться. Вместо себя он три бригады свои послал с пушками, думал, осилят они чужаков. Ан нет. Полегли его люди, а сам Ниматуло на дно лёг до поры до времени.
– Слушай, а найти этого Ниматуло ты можешь?
Дмитрий настороженно косится на меня.
– Не бойся, мне он не нужен. Я ему нужнее. Передай ему, что я знаю, что такое корпус Альфа. И ещё... – достаю из сумки три фоторобота. – Пусть он взглянет на эти фотографии и, может быть, захочет меня найти.
– Как он тебя найдёт? – Дмитрий весьма неосторожно принимает фотографии голой рукой.
– Я сам его найду. Потом... – я стряхиваю нанесённую на кожу руки защитную плёнку, и она ссыпается мне прямо в карман.
Яд, который нанесён на бумагу, начнёт своё действие только через три дня. Надеюсь, до этого времени эта бумага попадёт в руки Ниматуло. Впрочем, Дмитрий уже обречён. Лиге известен целый класс ядов, от которых не существует противоядия.
– Верни меня на корабль, – прошу я Дмитрия.
– А как же ваши дела на планете? – спрашивает он.
– Единственное дело, которое я должен был здесь сделать, уже выполнено.
Дмитрий понимающе улыбается. Может быть, последний раз в своей жизни. Что ни говори, а контрабандист – весьма опасная профессия.

– Слушай, а что дальше? – спрашивает меня Валера, когда я возвращаюсь на корабль.
– Существует два варианта. Либо эта бумага попадёт в руки корпуса Альфа сразу, либо после смерти Ниматуло, – я забываю упомянуть, что фотографии я передал совсем не те, а совершенно случайные, взятые из взломанной базы данных на Новой Германии. Впрочем, это к делу не относится. – В любом случае исход предрешён.
– А как же расследование?
Валера сейчас напоминает доктора Ватсона из древней книги. Вот только я не Холмс, хотя на некоторые вопросы всё же уже могу дать ответ.
– Какое расследование? Причины, по которым эти планеты перешли на сторону Альянса, нам известны.
– А исполнители? – Валера смотрит на меня, хитро прищурившись.
– Исполнители наказаны... Будут наказаны, – поправляюсь я.
– Нет, я имею в виду тех людей, которые стоят за всем этим, – Валера смотрит мне в лицо. Интересно, получил ли он приказ убрать меня, если что пойдёт не так. Сомневаюсь, но всё же...
– Как ты думаешь, на какой планете Империи императора ненавидят настолько, что, не задумываясь, готовы присоединится к Альянсу?
– Где-нибудь у вас, в Лиге миров?
Ага, разум закончился, теперь в моём сопровождающем говорит пропаганда. Мол, император царь и бог, все его любят... И только присоединенные недавно миры могут в этом сомневаться. Ладно, постараемся разрушить его самоуверенность.
– Лига миров – самые верные союзники императора, – убедительно заявляю я.
Да, на фоне того, что сделал Альянс, император выглядит чуть ли не ангелом.
– Тогда где? – Валера смотрит на меня озадаченно.
– Хорошо, вопрос номер два. Что общего у Лимонии, Новой Германии и Дельты Быка?
– Планета класса В, планета-рудник и типичная аграрная планета... – Валера на секунду задумывается. – Не знаю...
А вот я знаю этот ответ. И он меня совсем не радует.
– А ничего общего у них и нет. Это три произвольно взятые планеты из состава Империи.
– Но для чего это было надо? – недоумевает Валера.
– Это было репетицией главного удара. Как ты думаешь, какова цель, которую предваряла столь дорогостоящая репетиция?
– Блин, это же Земля...
До Валеры начинает потихоньку доходить. Отмечаю его профессионализм, он пока ещё думает, а его руки уже прокладывают курс к Земле. Надеюсь, мы не слишком опоздаем.

Земля возникает совершенно внезапно, примерно на три часа раньше, чем я ожидал. А Валера, оказывается, хороший пилот. Даже слишком хороший. Такими темпами мы можем и успеть поучаствовать в судьбе нашей галактики. На выходе из космопорта дежурит знакомый по прошлому разу таксист. Что у него монополия на перевозки, что ли? Или он один из внештатных чекистов, которых на Земле, на мой взгляд, чересчур много... Запрыгиваю во флаер и протягиваю достаточно крупную купюру, чтобы у таксиста не возникало никаких вопросов.
– Летим в императорский дворец!
Улыбка медленно сползает с лица таксиста.
– Заберите ваши деньги, я никуда не лечу.
Вот даже как. Что же тут стряслось, если таксисты шарахаются в ужасе при одном упоминании императорского дворца? Неожиданно мне на помощь приходит запрыгнувший на заднее сиденье Валера.
– Или ты берёшь деньги, и мы летим во дворец, или я реквизирую твой флаер, и мы летим без тебя!
В руках у Валеры неуловимым движением появляется удостоверение подполковника СБ. То, что он из конторы, было очевидно с самого начала, но вот подполковник... Мои аплодисменты.
Купюра растворяется в воздухе, а таксист срывается с места, словно за ним несутся полтора десятка патрульных машин. Оглядываюсь на Валеру.
– Благодарю вас, подполковник.
Валера махает рукой, мол, о чём разговор.
– Кстати, ты ничего не забыл? – вопросительно смотрю на Валеру.
– Что ещё? – тяжёлый взгляд упирается мне в переносицу.
– Например, позвонить полковнику Вильямсу.
Валера молча достаёт трубку и набирает номер. Трубку на том конце снимают моментально.
– Срочно бери всех, кого можешь, и дуй к императору. Подробности на месте.
Из трубки раздаются частые гудки. А Валера, определённо, умён. Его авторитет в моих глазах растёт с каждой минутой.
– Слушай, у тебя нет авторучки? – спрашиваю я у водителя.
Он достаёт из кармана маркер и протягивает мне. На маленьком клочке бумаги пишу всего одно слово, после чего возвращаю маркер таксисту, а бумагу убираю в карман.
Флаер останавливается около фасада императорского дворца. Обычно здесь стоит пост охраны. На случай голодного бунта или диверсии со стороны врага. Крайне необходимая мера предосторожности, однако, сейчас ей явно пренебрегли. Караулка пуста, и Валера озадаченно крутит головой. Интересно, мы сильно опоздали? Наверное, не очень, раз Вильямс ещё не здесь. Флаер за нашими спинами взлетает, таксист благоразумно предпочёл убраться подальше отсюда.
А вот теперь мне предстоит сделать самое важное. Холодный пот предательски стекает по спине. Допустимый риск – это, конечно, хорошо, однако сейчас я танцую на краю пропасти. Я поворачиваюсь лицо
– Слушай, Валера, мне нужно сейчас с тобой поговорить.
Этот разговор не отнимет у нас много времени. Во всяком случае, если всё пойдёт как надо. А я на это очень надеюсь.
– Да? – Валера внимательно смотрит на меня.
Достаю из кобуры бластер и протягиваю его Валере рукояткой вперёд.
– Хочешь стать Героем Империи?

Вхожу – нет, не вхожу – вбегаю в тронный зал. Сейчас в главном помещении Империи слишком многолюдно. Человек сорок из бывших военных (я говорю "из бывших" потому что сейчас все знаки различия с их мундиров аккуратно спороты) плотной толпой окружили императора. Пропихиваюсь сквозь толпу и громко спрашиваю:
– Что здесь происходит?
– Мятеж, – голос императора звучит на удивление спокойно. Только ледяной блеск глаз выдаёт, насколько он рассержен.
– Революция, – поправляют императора из толпы. – Земля присоединяется к Альянсу. Нам надоела эта война!
Примерно это я и ожидал услышать. Вот только слово "Земля" вполне можно заменить словом "Империя". Что ж, в таком случае пришла пора применить домашнюю заготовку.
– Тишины! – я произношу это ледяным тоном, который на любую толпу действует как ушат холодной воды.
Шум затихает, все озадаченно смотрят на меня, кто-то не может понять, кто я такой и застыл в изумлении, другие просто привыкли подчиняться приказам, и сейчас эта привычка взяла верх. Через какую-то минуту аудитория взорвётся, но этой минуты мне должно вполне хватить.
– Вы, конечно, можете меня убить, но в связи с происшедшими событиями я, как полномочный представитель Лиги Миров, заявляю о её выходе из состава Империи. Лига Миров сохраняет верность императору и будет до последнего человека вести войну с Альянсом.
Тишина. Они съели. Император победоносно смотрит на своих бывших сподвижников. Ситуация возвращается под контроль. Самое время появиться этому неуловимому "корпусу Альфа".
– Именем Альянса, – незнакомый мне молодой человек выходит из толпы, – ты приговариваешься к смертной казни.
А это он мне. Интересно, как он собирается это исполнить?
Всё оказывается слишком банально. Он достаёт из кобуры бластер и...
Дверь в тронный зал распахивается, и в неё вламывается Грег Вильямс собственной персоной. В одиночку.
– Именем Альянса... – начинает он.
Ага, а вот это что-то новенькое! Интересно, с каких это пор руководитель СБ Империи начинает говорить "именем Альянса"?
-...я, как полковник Разведывательного управления Альянса заявляю, что так называемый "корпус Альфа" не имеет к Альянсу никакого отношения...
Все смотрят на Вильямса, открыв рты. Интересно, ему кто-нибудь поверил? Хотя верят! Да что это я, а по какой ещё причине начальник СБ столько лет не может получить генеральские погоны!!!
-...кроме того, вчера на Эльдорадо была произведена попытка захвата власти в форме государственного переворота "корпусом Альфа"...
Ничего себе!
-...руководство Альянса считает, что в игру вступила так называемая "третья сила", и готово подписать прекращение огня с Империей. С целью подавления возможного мятежа на Земле мы готовы предоставить третий флот, базирующийся в семнадцати часах полёта от Солнечной...
Это конец. Конец мятежа, как такового. Может быть, и конец войны. Надеюсь, император не согласится на ввод войск Альянса.
– ...всем мятежникам предписывается сдать оружие и покинуть тронный зал...
– Он лжёт!!! – истерический крик разрывает пелену отрешённости. – Он лжёт!!!
Луч бластера, который изначально предназначался мне, упирается в грудь полковника Вильямса. Никакая броня не держит прямого попадания из бластера. Впрочем, у Вильямса и не было брони. Тело с глухим стуком падает на пол. Крови нет – высокотемпературный луч моментально образует на теле чёрную корочку.
– Именем Лиги Миров! – я достаю из кармана авторучку и нажимаю на малозаметный выступ у её основания. Тонкая иголка с хлопком вылетает из колпачка и впивается в горло "альфовца". Тренированным взглядом отмечаю ещё двоих "альфовцев", которые тянутся за бластерами. Жаль, что иголка была всего одна...
– Именем Империи!
А это Валера. Он врывается в тронный зал, имея по бластеру в каждой руке. Два выстрела, и "альфовцы" мучительно умирают.
Перевожу дыхание. Наши победили, гип-гип-ура!
– Кх, кх, кх... – император напоминает о своём присутствии лёгким покашливанием. – Я надеюсь, что ваше заявление о выходе Лиги Миров из состава Империи было вызвано исключительно сложившейся ситуацией?
Хороший вопрос. Подхожу к императору, преклоняю перед ним колени и протягиваю ему записку, написанную маркером во флаере.
Лицо императора проясняется.
– Хм, в связи с изменением политической обстановки, а так же верноподданническим отношением представителя Лиги Миров, считаю возможным предоставить последней некоторую степень автономии.
– Служу Империи! – отчётливо произношу я.
– Тебе, Шейн, – а оказывается, император знает моё имя, – поручается формирование Агентства национальной безопасности Лиги Миров. Доложишь.
– Служу Империи! – повторяю я.
– Валера, тебе предстоит возглавить СБ Империи, – взгляд императора упирается в моего недавнего спутника. – Шейн переходит в твоё непосредственное подчинение.
– Служу Империи! – теперь настала очередь Валеры принимать почести.
– Первое задание тебе – определить степень вины этих баранов, – император кивает в сторону незадачливых путчистов. – Кого расстрелять, а кого просто выпороть.
– Есть! – на лице Валеры возникает улыбка чеширского кота.

Эпилог
две недели спустя

Двери лифта распахнулись передо мной, и я вышел в коридор тринадцатого с половиной этажа. Этого этажа не существует для простых смертных, однако человек, знающий код может запросто попасть на него. Пройдя по широкому коридору, я распахнул железную дверь, одновременно стараясь придать себе самое отрешенное выражение лица, на которое я только способен.
Три человека сидели за столом и играли в карты.
– Встать, – мне показалось, что это сказал не я, а мой внутренний голос, однако вся троица послушно вскочила.
– Привет, Шейн, – робко произнёс старший из них.
Я молча подошёл к столу и смахнул карты на пол.
– Вы хоть понимаете, КАК вы наследили! – прошипел я.
– Если ты про этого агента на Лимонии, мы его убрали...
– Вас видел охранник на Лимонии, вы попали в базу данных космопорта Новой Германии, вас принимал Совет Директоров Новой Германии в полном составе, на Дельте Малого Быка вас начал выслеживать Ниматуло... Хорошо хоть на Земле вы не полезли сами, поставив вместо себя каких-то фраеров. Кстати, где вы их взяли?
– Это были наши лучшие агенты на Земле...
– Как так можно работать??? – я схватился за голову.
– Шейн, мы воюем с Империей?
– К счастью, нет! – я посмотрел поверх голов. – Благодарите небо, что я тоже был там. Лига Миров наконец-то получила автономию...
Они посмотрели на меня, как на полубога. Все трое.
– Шейн, мы не могли знать, что начальник СБ Империи работает на РУ Альянса.
– Последние двести лет все начальники СБ Империи на кого-нибудь да работают, – заявил я, проходя через комнату к двери на противоположной её стороне.
– А на кого работает нынешний начальник СБ?
– На нас.
Я произнёс это, не оборачиваясь, и открыл дверь в свой кабинет. На табличке было написано:
ДУГЛАС ШЕЙН
АГЕНСТВО НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИГИ МИРОВ
НАЧАЛЬНИК КОРПУСА ПО ОСОБЫМ ВОЗДЕЙСТВИЯМ "АЛЬФА"

  © Дэн Шорин 2005–2017