Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

публикация в журнале «Автор» (#3, 2008 год)
публикация в журнале «Разноцвет» (#4, 2010 год)

Левый крен авторского права

Помимо плагиата, который является самым откровенным и циничным нарушением авторских прав, существует множество возможностей обидеть бедного автора. Самое широкое распространение в этом плане получило пиратство. Что не удивительно, ведь в дореволюционной России, а затем в Советском Союзе пиратство долгие годы практиковалось на государственном уровне. Обратимся к истории.
Вопрос о защите авторского права появился одновременно с книгопечатанием. Возможность создания недорогих копий поставило перед законодателями западных стран вопрос – каким образом защитить автора литературного произведения, как от плагиата, намеренного искажения текста, так и от выпуска контрафактных копий, не приносящих дохода автору произведения.
В английском "Законе об авторском праве", принятом королевой Анной в 1709 г. впервые в мире была обозначена попытка защитить права авторов литературных произведений. В России об авторах задумались значительно позднее. 22 апреля 1828 г. в Российской Империи вступил в силу "Устав цензурный", в котором царским правительством было признано исключительное право авторов на печать своих произведений. Однако данное положение касалось только российских авторов, зарубежные писатели печатались на территории Российской Империи безвозмездно, то есть без выплаты им гонорара. В европейских странах сложилась аналогичная ситуация. Исключением стала только Франция, законодательством которой защищались авторские права всех авторов, вне зависимости от гражданства.
Такая ситуация не могла продолжаться вечно. Поэтому в Берне в 1886 году десятью странами (Англия, Бельгия, Гаити, Германия, Испания, Италия, Либерия, Тунис, Франция и Швейцария) была подписана "Конвенция по охране литературных и художественных произведений". Основным разработчиком проекта конвенции стала созданная В. Гюго "Международная литературная ассоциация", позднее переименованная в "Международную литературную и художественную ассоциацию".
Российская Империя участвовала в Берне только в качестве наблюдателя и к Бернской Конвенции не присоединилась. Профессор И. И. Янжул писал по этому поводу следующее1: "Мы заимствуем и переводим со всех европейских языков массу произведений не только по общей литературе, но даже по наукам; медицина, например, переполнена у нас по всем ее отраслям руководствами и учебниками иностранных авторов. <…> Интерес небольшой кучки русских писателей не может вознаградить ущерба для интересов целого русского народа в случае потери для нас права на свободный перевод, следовательно, пользования многими тысячами произведений иностранного гения и искусства". Стоит ли говорить, что из-за мифических "интересов русского народа" в России традиционно проглядывают интересы конкретных бизнесменов, решивших сэкономить на выплате гонораров иностранным авторам.
Западная общественность неоднократно пыталась повлиять на российское правительство. Например, Эмиль Золя в 1890 г. написал открытое письмо к русскому правительству, в котором содержался призыв присоединиться к Бернской конвенции. Это письмо осталось без ответа, а Российская Империя (а впоследствии и Советский Союз) никак не защищали права иностранных авторов. Соответственно, и права российских авторов за пределами отечества в полной мере защищены не были. Особого внимания заслуживает понятие "социалистической собственности", подразумевавшее, что если начислялись гонорары за публикацию советских авторов за рубежом, эти гонорары получало государство. И только потом чиновники от культуры решали, стоит ли вознаграждать автора.
Сегодня, к счастью, пираты действуют не на государственном уровне. 13 марта 1995 года Российская Федерация присоединилась к Бернской Конвенции. Присоединилась без обратной силы, уведомив при вступлении, что действие Конвенции не распространяется на произведения, которые на дату её вступления в силу для нашей страны уже являются на территории Российской Федерации общественным достоянием. На бытовом языке это могло бы звучать так: "больше мы воровать не будем, но то, что уже украдено – не вернем". И это, между прочим, большой шаг вперёд.
Казалось бы, ратификация Бернской Конвенции должна покончить с пиратами. Но был изобретен Интернет, и пираты вдруг снова почувствовали себя востребованными.
Интернет – это отдельная песня. Позволяя осуществлять мгновенную связь с любой точкой земного шара, он дает возможность современным пиратам выйти из-под юрисдикции Гражданского Кодекса Российской Федерации в сферу международных соглашений. Достаточно купить хостинг и доменное имя в любой из стран, так и не ратифицировавших Бернскую Конвенцию, и проблема решена. При этом пират вполне может жить в Москве, и здесь же, в Москве, зарабатывать деньги на творчестве известных и малоизвестных писателей.
Кстати, про деньги. Самый большой миф о современных пиратах – их бескорыстность. "Они же не берут денег за книги, значит они и не пираты вовсе, а робингуды, ворующие у богатых и раздающие украденное бедным", – считают посетители сетевых библиотек. И глубоко заблуждаются.
Красивые фразы о том, что результаты интеллектуальной деятельности должны распространяться свободно и безвозмездно, любое литературное произведение написано для читателя, поэтому должно быть доступно для бесплатного скачивания, что электронные библиотеки – всего лишь калька с библиотек классических – ни что иное, как прикрытие финансовых интересов пиратов. Структура современного Интернета такова, что баннеры, размещенные на страницах сетевых библиотек, приносят их владельцам доход, сопоставимый с доходом книгоиздателя. А если учесть, что в среднем только две книги из десяти приносят книгоиздателю доход (ещё три самоокупаются, остальные пять книг убыточны), то и больше. Получать чистую прибыль почти без вложений мечтает каждый. А что обворованным в итоге оказывается автор литературного произведения, никого не волнует.
Итак, традиционные интересы пиратов понятны. Публиковать литературные произведения, не размениваясь на всякие мелочи, вроде выплаты гонорара, и зарабатывать на этом деньги. А в чём заключаются интерес автора? Может, действительно, автору выгоднее пустить своё произведение в свободное плавание по Сети, тем самым, делая своё имя чуть более популярным и соответственно увеличивая продажи?
«Малоизвестным и не очень популярным авторам (в частности, начинающим) сегодня есть резон выкладывать книги в Сеть для свободного скачивания, – отвечает на мой вопрос исполнительный директор компании «Литрес» Александр Михайлович Ройфе. – Действительно, рекламный эффект может оказаться существенным (хотя это и не гарантировано). Для авторов же, уже достигших известности, от свободного скачивания – реальные убытки».
Каков же выход из этой ситуации? Как автор может защитить свои права, если его произведение уже попало в пиратскую библиотеку? По большому счёту, никак. При существующем законодательстве, автор полностью зависит от доброй воли пирата. Захочет он убрать произведение из общего доступа – уберёт. Не захочет – разместит на иностранном сервере, выводя его из-под действия Гражданского Кодекса. Решение этой проблемы может заключаться только в создании цивилизованного рынка по продаже электронных версий книг, гарантированно обеспечивающего достойное вознаграждение автору. Только существование этого рынка может изменить "правила игры" и скорректировать Российское законодательство в сторону усиления борьбы с пиратством. На сегодняшний день такого рынка в России нет. Что будет завтра – никто не знает.
«Покупать электронные версии книг российский читатель постепенно приучается и, по мере развития электронной коммерции и – главное – по мере роста собственного благосостояния, непременно приучится, – считает Ройфе. – Через 10 лет рынок электронных книг в России составит, по моему прогнозу, 7-10 процентов от рынка книг бумажных».
Поживём – увидим!



1 "Русские ведомости", 1896. № 112
  © Дэн Шорин 2005–2017