Мир фантастики Дэна Шорина
Фантастика Дэна Шорина
скоба
Rambler's Top100
Реклама:

Эксклюзивные и актуальные новости Украины на этом сайте в удобном формате.

Другие болезни кожи консультация дерматолога.

Мещанин Антон Городецкий

Рецензия на роман Сергея Лукьяненко „Новый дозор“
М.: Астрель, 2012 г.
Всё новое – хорошо забытое старое. Эта прописная истина, ставшая уже почти банальностью, отлично прослеживается в очередной книге Сергея Лукьяненко. Итак, существует Сумрак, дающий силу Иным – светлым и тёмным. Сумрак, возвышающий Иных над людьми, последних Лукьяненко устами персонажей называет не иначе как поголовьем, стадом овец. Сложившаяся система, жизненный уклад, разделивший общество на классы. Само существование такой системы порождает социальное неравенство, кастовое общество с чётким разделением на хищников и жертв. Одни – Тёмные – вполне законно получают лицензии на убийство. Вторым – людям – уготована роль жертв. Удел третьих – Светлых – не вмешиваться. Изменить систему кажется невозможным, все попытки жестко пресекаются. Молодой Иной Валя Локтев, планировавший провести реморализацию российского правительства, на много лет лишается права пользоваться своими силами. На этом фоне в Москве появляется мальчик-пророк Кеша.
Согласно Лукьяненко, пророк – это рупор Сумрака, человек, который один раз в жизни изрекает главное пророчество, которое просто обязано сбыться. Пророчество Кеши гласит: "Сумрак можно уничтожить, и тогда у Иных не будет никаких преимуществ перед людьми". Система рухнет, мир изменится, торжество зла прекратится, больше не будет касты избранных. И перед Высшим Светлым магом Антоном Городецким встаёт моральная дилемма: сделать мир лучше или сохранить свои привилегии. Это главный конфликт в романе.
Плох тот писатель, который не выводит внутренний конфликт главного героя наружу. Вот и в "Новом дозоре" появляются воплощения внутренних терзаний Антона: Тигр – аватара Сумрака и Арина – глава высшего Конклава Ведьм. С первым всё ясно – он хочет сохранить статус-кво и убивает каждого, вставшего у него на пути. А вот блистательная Арина – единственный живой персонаж в романе. Женщина, которую не смогли изменить годы, революционерка, глоток свежего воздуха в затхлой атмосфере интриг дневного и ночного дозоров. Арина единственная, кто заботится о России, ей не безразлична судьба страны, она верит, что всё можно изменить и всем сердцем жаждет этих перемен. Решение Антона ожидаемо: он предпочитает оставить всё как есть, попутно заточив Арину в Саркофаг Времён.
Стоит отметить, что книга, как губка, насквозь пропитана демагогией. Лукьяненко и сам это осознает. "Шеф, вот скажите честно, вы что угодно можете обосновать с точки зрения добра и справедливости?" "В целом, наверное, да. Но ты не переживай, это ко всем приходит с возрастом". Поэтому самооправдания героев – плохой помощник в оценке их мотивации. Чтобы лучше понять позицию Антона, стоит обратиться к историческим аналогиям. Во второй половине XIX века термин "мещанство", изначально описывающий сословие зажиточных горожан, меняет своё значение. Теперь этим словом характеризуют мелкого буржуа с консервативным сознанием. «Мы представили две крайности одной и той же стороны; но есть еще середина, которая, как все почти середины, часто бывает хуже крайностей. Мы говорим о воспитании того класса общества, которое на низшие смотрит с благородным презрением и чувством собственного достоинства, а на высшие с благоговением», – говорит о мещанах Белинский. Не правда ли, слова классика очень точно характеризуют Антона Городецкого?
Роман написан бедным языком, короткие предложения подчеркивают ограниченность главного героя. Больше половины текста отданы диалогам, перед нами разворачивается драма среднего человека, уже не способного на героические порывы, но ещё помнящего как это было. Драма мещанина Антона Городецкого.
  © Дэн Шорин 2005–2017